Меню
16+

«Знамя». Газета городского округа город Чкаловск Нижегородской области

09.10.2018 13:49 Вторник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 75 от 09.10.2018 г.

"О главном, насущном, сокровенном"

Автор: Светлана Лезина, фото автора.
Ответственный секретарь.

- Владимир Николаевич, с каким настроением, с какими достижениями в жизни, творчестве встретили свой юбилей? Расскажите о новой книге.

- О своих достижениях говорить вообще-то не принято. А настроение — бодрое. Как сказал Булат Окуджава, чем дольше живем мы, тем годы короче. Но это не внушает огорчения, напротив, хочется еще кое-что успеть. Я признателен администрации городского округа город Чкаловск, лично Валерию Анатольевичу Быченкову, работникам Чкаловской и Катунской библиотек, Катунского Дома культуры — благодаря их заботе увидела свет книжка "Родные места", подготовлены ее презентации.

- На встрече в Центральной библиотеке в Чкаловске Вам задавали очень много вопросов о Вашем творчестве, событиях Вашей биографии, но мало говорилось о том, какое место сейчас в Вашей жизни занимает Церковь, в каком храме Вы служите. Несколько слов скажите, пожалуйста, и о своей работе на радио.

- Православная Церковь занимала, занимает вот уже 25 лет и, надеюсь, будет занимать в моей жизни центральное место. Сейчас я служу в храме Всемилостивого Спаса (на ул. Полтавской) в Нижнем Новгороде. Около двух лет веду на епархиальном радио "Образ" передачу, которую назвал "Знак вопроса". Мне кажется, форма "вопрос — ответ" самая эффективная в евангельской проповеди по радио. Люди спрашивают, что их волнует, задают вопросы по Священному Писанию, религиозной молитвенной практике и получают ответ от священника.

- Владимир Николаевич, у Вас удивительная судьба! Не каждому из нас доводится узнать жизнь со всех ее сторон. Вы провели детство в д. Сивцево, очень красивом месте, с духовно красивыми людьми, и смогли напитаться этой благодатной атмосферой. Вы служили в нелегких условиях в железнодорожном батальоне и участвовали в строительстве БАМа. Почувствовали на себе, что такое "температура плавления", работая после окончания Рыбинского техникума сплавов и цветных металлов в литейном цехе завода им. Ульянова (Ленина). Вы изучали языки и русскую литературу, узнали, что такое муки творчества и огромное удовлетворение от каждого написанного произведения. Вы закончили Московскую духовную семинарию и 25 лет верно служите Русской Православной церкви. Оглядываясь на прожитые годы, хотели бы Вы что-то изменить? И какой период из Вашей жизни нашел самое большое отражение в Вашем творчестве?

- По большому счету я не хотел бы ничего изменять в прожитой жизни. Да и думать об этом бесполезно, потому что никакие изменения в том, что прошло, мы сделать не можем. У жизни нет репетиций, сразу — премьера. Как сыграл свою роль, так и будет, за нее и ответишь, когда настанет время собирать камни. Если посмотреть на то, что я написал в стихах и прозе за свою жизнь, то больше отражен, пожалуй, период детства и второй половины жизни. Но в творчестве любого писателя лежит не только его история, герои проживают свою жизнь, и порой писатель не в силах вмешиваться и что-то менять по своему усмотрению.

- Прочитала с удовольствием Ваши рассказы и стихи из нового сборника "Родные места". Книга понравилась. Даже возникла мысль, что многое из Ваших произведений хотелось бы увидеть на большом экране: так колоритно описаны характеры, ситуации. Черты героя Валентина из повести "Температура плавления" схожи с Вашими чертами характера? Печальная концовка произведения связана с тем, что Вы не видели себя в будущем сталелитейщиком?

- Нет, характер героя повести "Температура плавления" мало похож на мой. А вот литейный цех, его люди и сама история Валентина показана с позиций автора, то есть с моей позиции. И не случайно я не стал писать эту повесть от первого лица, умышленно отдаляя себя от главного героя. "Печальная концовка" не задумывалась изначально, но появилась в ходе написания повести, когда я не смог уже вмешиваться в судьбу персонажей. Так, я уже говорил, бывает. И "температура плавления" тому пример.

- Рассказ "Как странно умер отец Василий" издается уже не впервые. Очень неоднозначное впечатление остается после его прочтения. Владимир Николаевич, Вы совсем недавно отметили 25 лет хиротонии (возведение в сан священника). Расскажите, что послужило толчком к непростому решению — пойти служить Богу. И, возвращаясь к рассказу, хотелось бы Вас спросить, какими главными чертами должен обладать священник, ведь "профессиональная непригодность" обычно имеет в Церкви только нравственное измерение.

- Рассказ "Как странно умер отец Василий" включался в другие издания с названием "Палица". Мне показалось, что именно название "Как странно умер отец Василий" более точно отражает идею произведения. Я видел немало сельских священников, которые так же, как герой рассказа, добросовестно служили много лет Богу и людям, обладая таким качеством как скромность при высокой ранимости. Им тяжело в непривычных условиях, они сильно переживают, что не вписываются в окружающую их действительность, например, торжественной архиерейской службы. Рассказ абсолютно не автобиографичен, написан на основе моих наблюдений. Не нужно искать в нем каких-либо аналогий, узнаваемости образов, как это делают некоторые читатели. Он придуман от начала до конца, но в нем есть правда жизни. Я это понимаю и люблю этот рассказ. Мне кажется, что в нем удалось передать некий нерв современной Церкви. Именно современной. Я помню и другую Церковь, Церковь моего детства. Она была в моей жизни, и она привела меня через много лет к престолу. Какими качествами должен обладать священник? Можно много качеств назвать, но я назову, на мой взгляд, главное — священник должен любить людей. Глубоко и искренне.

- В Вашей новой книге есть стихотворение "Реквием по деревне", наполненное болью по прошлому, когда "срубы ставили, травы косили, в белом храме крестили детей…" Что стало в настоящее время с Вашей родной деревней Сивцево, которой посвящены многие Ваши стихи? Остались ли там сейчас местные жители? И каким, вообще, Вы видите будущее русской деревни?

- Моя деревня Сивцево жива. Но там уже только один коренной житель остался. Остальные — дачники. Но, может, они привыкнут и станут сами коренными? Почему бы и нет? Была бы Божия воля. Хотя, конечно, русской деревни, в исконном смысле этого понятия, больше не будет никогда. Мы можем жалеть об этом, писать грустные стихи, но это ничего не изменит. Та деревня, как Китеж-град, живет в другом измерении.

- Что бы Вы еще хотели сказать читателям газеты "Знамя"?

- Что бы я сказал?.. Давайте поверим, что газета на бумажном носителе не умрет никогда. И мы будем с интересом читать в ней о главном, насущном, сокровенном. Пусть в ней будут не только информационные жанры, но и такие публикации, которые делают наши души чище. А душа, как говорил Тертуллиан, по природе — христианка.

- Спасибо большое за интервью, успехов Вам и здоровья, Владимир Николаевич!

В. Гофман. Стихи.

Где я был? А где я не был?

Но скажу вам без затей:

Нет нигде такого неба,

Как на Родине моей!

Где на солнечном просторе,

Подмывая берега,

Катит волны Горя-моря

Волга-матушка река.

Где живут родные люди,

Где меня пока что ждут,

И ругаются, и любят,

Но в беде не предают.

И когда б меня спросили,

Я отвечу, не совру:

Я люблю мою Россию,

Где родился и умру!

Осеннее

Последние дни уходящего лета,

Последние теплые дни,

Омытые дождиком, солнцем согреты,

Недолго продлятся они.

Сентябрь поразвесит в ветвях паутинки,

Ветра хоровод заведут,

И мертвой листвою засыплют тропинки

деревья в больничном саду.

Я буду смотреть, ни о чем не жалея,

На гаснущий медленный свет,

На легкий в конце опустевшей аллеи

До боли родной силуэт.

И сердце сожмется, и станет так ясно,

Лишь к небу глаза подними,

Что жизнь на земле коротка, но прекрасна,

Как эти последние дни.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

5