Меню
16+

«Знамя». Газета городского округа город Чкаловск Нижегородской области

09.02.2021 16:48 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 9 от 09.02.2021 г.

Детство в "запретной зоне"

Автор: Екатерина Кирикова, фото предоставлены Л.Г. Ворониной
Корреспондент.

Наша «банда»: Рита Бирк, Люба Лопухова, Галя Лопухова, Саша Чучин, Света Чучина,Толя Кулаков. Автор фото — Р.Е. Алексеев.

Воспоминания директора Чкаловской школы-интерната Л.Г. Ворониной о жизни в жилсекторе базы ЦКБ по СПК

Так сложилось, что детские годы сестер Лопуховых, Гали и Любы, а также еще небольшой компании детворы их возраста, прошли вдалеке от городской суеты. Жизнь ребят протекала в изоляции: лес и речка Троца, чистый воздух. Но в то же время вход в их мир был ограничен пропускной системой и высокой бетонной стеной с колючей проволокой. Сейчас такие декорации жизни людей кажутся необычными, позаимствованными из фильмов, но для детей, живших там в 60-70-х годах, это было прозой жизни. И каждый, кто вырос в "запретной зоне", подтвердит, что его детство было самым лучшим.

Люба Лопухова на турбазе «Берёзка». Автор фото — Р.Е. Алексеев.

Жилсектор

- Мои родители родом из села Медяна Пильнинского района. Когда они еще не были парой, то по молодости работали в столице. Мама освоила профессию каменщика-штукатура-маляра и даже участвовала в строительстве "Мосфильма" и гостиницы "Россия", а папа трудился газоэлектросварщиком. У молодых людей были огромные перспективы стать москвичами. Но после свадьбы чета Лопуховых некоторое время жила в родном селе, а когда снова попыталась покорить столицу (на тот момент у них уже появились я и Галя), возможности были упущены.

Некоторое время мы жили в Горьком, здесь отец работал на заводе "Красное Сормово". Благодаря этому месту работы наша семья переехала в Чкаловский район, где располагалась секретная база ЦКБ по СПК. Молодые специалисты съезжались сюда со всей страны: из Горького, Ленинграда, Москвы и других городов. Отца взяли на должность газоэлектросварщика, а маму — в сотрудники военизированной охраны, у нее даже было табельное оружие.

По воспоминаниям дошкольницы Любы, место их нового жительства выглядело специфически: запретная зона, забор, колючая проволока, смотровые вышки, а вокруг — лес… Все обитатели так называемого жилсектора получали квартиры в бараках — деревянных одноэтажных сооружениях с тремя подъездами. Газа там не было, все функционировало на электричестве (плита и отопление). Вся обстановка и утварь квартиры были казенными, даже постельное белье, полотенца (их стирали в прачечной, а взамен выдавали чистую смену) и посуда. Все удобства — в отдельных домиках на улице. На территории жилсектора находились общий душ, а также столовая, в которой, надо отметить, очень вкусно готовили.

- Сейчас, с высоты прожитых лет, я воспринимаю нашу жизнь тогда как коммунизм, о котором мы все так мечтали, — говорит Л.Г. Воронина.

В деревянных домиках семья Лопуховых прожила 6 лет. Потом им дали жилье в новом стоквартирном доме (сейчас это улица Алексеева), с которого и начал расстраиваться посёлок Кузнецово. В цоколе дома было предусмотрено место для магазина, которого раньше у нас не было, медпункта, детского сада. Школа на тот момент уже существовала.

Наша жизнь

В жилсекторе было много детворы примерно одного возраста. Любовь Геннадьевна вспоминает:

- В нашу дворовую детскую "банду" входили Люда Кучерова и ее сестра Зоя, Чучины Света и Саша, Лена Терехова, сестры Кулаковы, их родственники Кулаковы Толик и Коля, Наташа и Сережа Михайловы. В Толика Кулакова я была влюблена и ещё долго вздыхала, когда они уехали жить в другой город. Моя лучшая подруга Рита Бирк жила в двухэтажном доме на подстанции, обеспечивающей электричеством наш поселок. Я Рите очень завидовала: ее комната была на втором этаже, куда вела очень крутая винтовая лестница, и в моих детских фантазиях подруга была сказочной принцессой.

Детского сада на территории жилсектора не было, взрослые были постоянно на работе, и ребятня находила себе занятия самостоятельно.

Летом большую часть времени проводили на речке и в лесу. Играли в подвижные игры: "разрывные цепи", прятки, догонялки. Под влиянием советских фильмов любили играть в шпионов. Выбирали себе объект для слежения и ходили за ним по пятам так, чтобы он нас не заметил. Мы беспрестанно играли в спортивные игры: волейбол, бадминтон, футбол, мчались за катером на водных лыжах.

Зимой взрослые расчищали и заливали каток, где мы всей гурьбой катались на коньках: хоккейных и с длинными лезвиями, предназначенными для бега. Ходили по территории жилсектора на лыжах.

Без проказ не обходилось. Помню, однажды нашли на берегу реки ящик с неизвестным нам содержимым: какими-то камешками. Мы бросали их в воду, а камни шипели. Нас заметила охрана жилсектора, оказалось, что в ящиках — ядовитый и взрывоопасный карбид.

Помню, что недалеко от Троцы под навесами стояли модели, которые изготавливали в ЦКБ, и у нас был к ним свободный доступ. В памяти всплывают случаи, когда местные мальчишки по ним лазили и даже откручивали какие-то винтики.

Что касается нас сестрой, то старшая Галя была покладистым ребенком, а я постоянно попадала в "неприятные ситуации", о которых сейчас вспоминаю с улыбкой. Например, к нам часто приезжала погостить бабушка из Медяны и привозила с собой веретена для прядения. Учитель в школе сетовала на то, что у нее нет хорошей указки. Я решила ей помочь и самостоятельно выстрогать из бабушкиного веретена такой нужный предмет для школы. Так как особых навыков работы ножом по дереву у меня не было, то все бабушкины веретёна были мной безвозвратно уничтожены…

Еще однажды для какого-то номера художественной самодеятельности мне были нужны юбка и косынка. Низ мне мама сшила, а косынку я решила скроить самостоятельно: сначала из своего новенького сарафана, а потом и из Галиного. Надо ли рассказывать, что вечером меня ждал семейный суд…

У папы был мотоцикл "Ковровец", который всегда стоял напротив нашего дома. Однажды отец купил банку краски, чтобы подновить цвет крыльца. Тара стояла в тамбуре дома и ждала своего часа, пока она не попалась мне на глаза. Я перекрасила зеленый мотоцикл в синий цвет в каком-то неистовом порыве, причем помню, что краску набирала самодельной кистью из куриных перьев…

И таких курьезных случаев в моей жизни было бесчисленное количество. Я была настоящим сорванцом и непоседой, постоянно попадала в смешные (и не очень) ситуации. Моя сестра Галя, напротив, росла очень тихой и послушной девочкой, любила читать книги, не шалила, ее почти никогда не наказывали. Зато меня частенько настигал отцовский гнев. Но и тут я находила выход из ситуации: заподозрив, "что дело пахнет керосином", засовывала в штаны детские книжки, а родитель удивлялся, почему я не плачу во время порки…

Еще я была неисправимой сластеной. Помню, как в одиночку в течение нескольких дней практически прикончила банку сгущенки, которая в то время продавалась в жестяной трехлитровой таре. Вообще, что касается еды: в памяти остались несколько блюд, которые сейчас многим могут показаться очень необычными. Например, мурцовка — холодный суп на воде, в который мелко крошился лук, хлеб и приправлялся солью и постным маслом. Или бутерброды, состоящие из кусочка сыра и ломтика помидора. Или совсем незамысловатое блюдо: ржаной хлеб, очищенный и нарезанный на дольки репчатый лук, который нужно было макать в соль и запивать обычной водой. Помню, что однажды папа перепутал соль с содой, а мы с сестрой ели и не замечали подмены, только пришедшая с работы мама чуть в обморок не упала от увиденной картины…

Гениальный сосед

Конечно же, на базе ЦКБ жил и трудился бок о бок с обычными рабочими Ростислав Евгеньевич Алексеев. Знакомство с этим гениальным соседом — одно из самых ярких впечатлений детства.

- Главный, Доктор, дядя Слава — так мы называли Ростислава Евгеньевича. Я запомнила его высоким красивым мужчиной с добрыми лучистыми глазами. Все без исключения взрослые относились к нему с большим уважением, а мы, дети, всегда крутились вокруг его дома, который никогда не закрывался на ключ. Безусловно, у дяди Славы было очень много работы, но он всегда находил время на общение с малышами: ходил с нами в лес за грибами или просто на прогулку, учил ездить на автомобиле, заботливо вставлял в неудобные коньки картонки таким образом, что нога в ботинке принимала правильное положение, и мы спокойно и комфортно могли скользить по льду катка. Наша компания часто бывала у него в гостях: прибирались, варили для него компот, а он нас угощал самыми вкусными в мире сухариками и грибами в сметане, приготовленными по фирменному рецепту. Каждый Новый год Главный наряжался Дедом Морозом и одаривал всю детвору немыслимыми в то время подарками: красками, карандашами, альбомами. И все это он делал безвозмездно, не требуя благодарности взамен. Таким он был человеком — с широкой душой!

Справедливый и простой, скромный в желаниях, безгранично добрый. Главный конструктор приходил на помощь всем, кто к нему обращался: будь то рабочий, инженер, взрослый или ребенок. Именно таким я запомнила его на всю свою жизнь.

Разлетелись кто куда…

Да, много воды утекло с тех пор… Я уехала из Либежева, когда пришло время учиться дальше. За моими плечами — педагогическое училище по специальности "учитель физкультуры" и университет, в котором училась на историческом факультете.

Сестра Галя окончила медицинское училище. Долгое время работала заведующей фельдшерско-акушерским пунктом в селе Губцево, позже — медсестрой в детском саду, а потом и в детском доме. Сейчас на пенсии, занимается огородом, нянчит внуков.

Рита Бирк вышла замуж, сейчас она Носова. Живет с семьей в Кстово, мы часто созваниваемся.

Лена Терехова с семьей уехали из жилсектора раньше всех. У них была очень интеллигентная семья: мама — музыкальный работник, папа — инженер. И мама Лены всегда твердила, что хочет жить в Феодосии. Позже я узнала, что ее мечта осуществилась. Но сама Лена делилась, что хочет уехать жить в Киев. Не знаю, как дальше сложилась ее судьба, потому что наша связь с ней оборвалась.

Саша Чучин стал военным, хорошо поднялся по карьерной лестнице, слышала, что он дослужился до высокого звания.

Люда Кучерова живет сейчас в Чкаловске, вырастила прекрасных детей, воспитывает внуков.

Я счастлива, что наше детство было именно таким: свободным, самобытным, лишенным "вещизма". Благодарна судьбе за то, что удалось провести хоть и небольшой, но яркий отрезок жизни рядом с дядей Славой — Р.Е. Алексеевым, потому что многим моим умениям, стремлениям и идеалам положил начало именно он. "Все мы родом из детства", и моя история — яркий тому пример.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

11