Меню
16+

«Знамя». Газета городского округа город Чкаловск Нижегородской области

01.12.2020 14:14 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 89 от 01.12.2020 г.

Ребята с нашего двора

Автор: Екатерина Кирикова, фото предоставлено Л.К. Бахаревой
Корреспондент.

Люба и наташа Сарыковы и Саша Ласточкин, 1963 год

О них вспоминает любимый многими учитель школы №5 Любовь Константиновна Бахарева

Дворы советских детей были отдельной планетой или государством. Там жили по своим установленным правилам и законам, разительно отличавшимся от школьных, навязанных взрослыми. Там зарождалась крепкая дружба, которую нередко проносили через всю жизнь. Там происходили события, о которых по прошествии времени хочется рассказать своим детям и внукам.

- Я ребенок 60-х. Наша семья Сарыковых: мама, папа, я и младшая сестра Наташа — жила улице Инженерной заводского поселка, в трех шагах от детсада "Березка". Родители трудились на заводе им. Ульянова (Ленина), как и другие соседи-взрослые. Все они были примерно одного возраста — от 30 до 40 лет. Соответственно, и все дети, населявшие окрестные дома, были сверстниками. Мало того, близкие по возрасту ребята были еще и одноклассниками, так как в одном классе старались собрать учеников, живущих на одной улице. Улица Инженерная училась в "Г" классе, а Краснофлотская — в "А" и т.д. Дружили мы тремя домами: №21, 23, 25. В других домах были свои компании детворы. Детей было много, поэтому скучать нам с сестрой не приходилось. Перечислю имена, кого помню: Галя Сорокина, Таня Родионова (Рогова), Ира Щаницына, Валя Белокрылина (Егоренкова), Надя Коробова, Оля Сиротина (Мигутина), Надя Ревухина, Сережа Рукавишников, Слава Монаков, Сережа Федотов, Юра Батунов, братья Вова и Валера Головкины, сестры Рита и Оля Порошины, Трофимовы Коля и Наташа (Карпова).

Практически ни у кого из нас в семье не было телевизоров и телефонов. Возможно, благодаря этому наши детские головы постоянно выдумывали себе все новые развлечения, которые современным детям могут показаться наивными или диковинными. В свободное от школы время, и уж тем более в каникулы, мы львиную часть времени проводили на улице. И наши дворовые увлечения варьировались в зависимости от времени года.

Лето

Обычно летом все городские дети отправлялись на побывку к бабушкам, которые жили в окрестных деревнях, а потом с упоением наперебой рассказывали соседским друзьям и одноклассникам о своем загородном отдыхе. У нас с Наташей бабушки жили далеко в Татарии, и эти рассказы мы слушали порой с легкой завистью. Но летние каникулы мы все равно проводили весело! Мы ежегодно ездили в пионерский лагерь им. В.П. Чкалова. Месяц лагерной смены зависел от возраста: младшие школьники отдыхали в июне, старшие — в августе.

Остальное летнее время мы проводили, гуляя во дворе около дома. Излюбленными были подвижные игры с мячом: "вышибалы", "третий лишний". Было развлечение с интересным названием "штандры" (или "штандер") с подбрасыванием вверх мяча. Александр Розенбаум увековечил эту детскую забаву в своем стихотворении про детство:

В "штандер" мы играем

Разноцветным раскидаем…

Мне опять не повезло…

А кто из наших детей знает

сегодня,

Что такое "штандер" и что

такое "раскидай"?..

И с весёлым звоном

Разлетается оконное стекло.

Играли в "чижика", где сначала нужно было смастерить плоскую биту из доски и самого чижика — маленькую палочку, заостренную с обоих концов. А еще у каждого ребенка во дворе был при себе перочинный ножик, и никого это не смущало. Нож был очень полезной штукой в нашей детской жизни: подточить карандаш, срезать палку, но самое главное — с помощью него мы играли в знаменитую игру "ножички", где нужно было ловко бросать инструмент в очерченный круг на земле, тем самым отвоевывая ее у других игроков.

Двором наше пространство для игр не ограничивалось. Если лето выдавалось жарким, мы много времени проводили на речке. Купаться ходили в Никольский овраг. Одни, без взрослых отправлялись в лес за автохозяйством, где собирали грибы. А в овраге за винзаводом строили шалаши.

Мы много читали. В библиотеку, которая находилась на улице Чкалова, тоже зачастую ходили толпой. Книги я выбирала самые потрепанные, с тем расчетом, что, раз они так грустно выглядят, значит, их очень часто брали для чтения и, скорее всего, произведение очень интересное и достойное. Позже по этому принципу учила брать книги в библиотеке своих детей и внуков. Поход в библиотеку мог растянуться на целый день. Мы не только выбирали книги, но и смотрели там диафильмы, играли. Мне нравилось читать приключенческую литературу: "Остров сокровищ" или "Дети капитана Гранта", а еще книги о войне. После прочтения повести Гайдара и просмотра фильма "Тимур и его команда" нам с подругами пришла идея создать такую организацию у себя во дворе.

Дворовый отряд девчонок

Как и тимуровцам, нам хотелось сражаться с несправедливостью и помогать людям. Команда у нас была девчачья. Командир — Галя Сорокина, комиссар — я (Люба Сарыкова), начальник штаба — Таня Родионова (сейчас Рогова). Штабом стал чердак сарая, который нам, можно сказать, подарила пожилая соседка. Мы своими силами навели там уют: притащили откуда-то старые автобусные сиденья, посуду, игрушки. В сарае мы обнаружили настоящий патефон с трубой. Чтобы он начал издавать звуки, нужно было крутить специальную ручку. Пластинок у нас было всего две: вальс "Амурские волны" ("Там, где багряное солнце встает, песню матрос об Амуре поет"…) и "А ну-ка, песню нам пропой, веселый ветер". Но наше времяпрепровождение в штабе не сводилось лишь к прослушиванию грампластинок, мы там решали важные дела. У нас был свой установленный распорядок дня. Каждодневная утренняя зарядка перед домом №23. Далее проводилась линейка, где мы поднимали красный флаг. Для этой процедуры требовался флагшток. Самим его смастерить нам было не под силу, поэтому мы обратились за помощью к взрослым. Организованной группой детей сходили в ЖКО, который располагался на ул. Мира, д. №20, обрисовали ситуацию, попросили установить во дворе шест, чтобы у нас была возможность поднимать флаг. И нам не отказали, не посмеялись над нашей затеей и не взяли ни копейки денег!

Отряд следил за чистотой придворовой территории, мы с энтузиазмом мели свою улицу. Рисовали стенгазеты с карикатурами на нерадивых соседских дядек, которые курили папиросы и оставляли после себя бычки и плевки. В доме №25 жила одинокая пенсионерка, бывшая учительница Зинаида Константиновна. Мы ей однажды помогли уложить дрова в поленницу. Ходили по поручению соседей в магазин за покупками.

Еще мы ставили спектакли и устраивали концерты. Готовились тщательно: репетировали роли, самостоятельно шили костюмы, рисовали афиши. Поглядеть на нашу самодеятельность приходили люди со всех соседских домов, прихватив с собой табурет. Помню наш спектакль "Золушка". Около сараев соорудили сцену с настоящим занавесом. Галя Сорокина была принцем, сестра Наташа — королем, а я — Золушкой. Помню, как мастерили мне юбку из тюлевой ткани. Однажды мы решили, что нам нужна настоящая сцена. Мы снова сходили с просьбой в ЖКО, нам и в этот раз не отказали. Трактор привез дощатый помост, который установили около сараев дома №23, позже там для удобства поставили лавочки.

Концерты устраивали с подборкой разнообразных, ярких номеров: пели песни, танцевали, читали стихи. В соседях жила многодетная семья Березиных, один из их старших сыновей Саша играл на баяне. Он всегда соглашался участвовать в нашей самодеятельности, поэтому мы танцевали и пели под живую музыку.

На улице мы пропадали с утра до вечера, забывая нормально поесть. Чаще мы просто "кусочничали". Намажешь ломоть батона постным маслом, посыплешь солью или сахаром с водой, выбежишь во двор и кричишь: "Сорок один — ем один!" Эту фразу надо было успеть выкрикнуть, пока тебя не перебил дружный хор голодных: "Сорок восемь — половинку просим!" Одно из лакомств детства — брикеты "Какао с сахаром" и "Кофе с сахаром" по 9 копеек, которые нужно было растворять в горячей воде. Но мы их с удовольствием грызли в сухом виде. Недорого и очень вкусно!

Осень и зима

Осенью мы помогали родителям копать картошку на поле, оно располагалось на том месте, где сейчас стоит дом №11 в кв. Лесном. После копки картошку запекали на костре. И над всем заводским поселком стоял непередаваемый запах дыма, горелой ботвы и печеного картофеля. Никаких других овощей в то время не сажали, а покупали в основном колхозные. Только помидоры привозили на огромной барже из Астрахани. Еще у нас был сад недалеко от интерната. Но там сажали только плодово-ягодные деревья и кустарники: вишню, смородину, крыжовник, яблони, груши и др.

Еще осенью все соседи одновременно квасили капусту. Действо это происходило на улице около сараев, так как кочаны рубили в большом количестве в деревянных корытах специальной тяпкой. Видимо, чтобы дома не мусорить. После закваски капусты у взрослых было традиционное застолье, которое проходило здесь же на улице. Из квартир выставляли столы и стулья, родители выносили горячительные напитки, немудреные закуски, пели песни, общались. Таким вот душевным способом наш двор провожал лето и встречал осень.

Зимой двор впадал в спячку. За исключением малышни, что день-деньской крутилась возле большой горки. Наш отец каждую зиму заливал перед домом каток, делал он это с помощью длинного шланга, который высовывал в окно. На льду мы играли в хоккей или просто катались, выделывая разные "па" на коньках-"снегурках", которые привязывались к валенкам. Ездили кататься на лыжах в лес целой гурьбой, опять-таки без сопровождения родителей. Лазили по крышам сараев, прыгая с них в пушистые сугробы.

Зимой, когда ходили в библиотеку, катались с горы, склон которой выходил на Волгу. А потом заботливые библиотекари отпаивали нас горячим чаем и сушили на батареях наши промокшие от снега вещи.

Против кого дружить будем?

Враждовали мы с ребятами с соседской улицы Краснофлотской. Здесь также были свои группировки мальчишек и девчонок, с которыми у нас было постоянное соперничество. Мы даже брали друг друга в плен, подражая героям любимых фильмов о войне.

Конечно же, в наших домах жили ребята более старшего возраста. Разница в 3-5 лет считалась значительной, и "взрослые" девчонки: Таня Федотова (Полякова), Надя Селиверстова, Наташа Коробова, Наташа Трофимова (Карпова) — задирали нос и не хотели общаться с "малявками", у них сложились свои компании и увлечения. Было у них интересное занятие: собирать бездомных кошек и ухаживать за ними. Животных они кормили, выгуливали на поводке и даже наряжали, как кукол, в одежду. А чтобы хвостатые от них не сбежали, сажали их в клетки для цыплят, стоявшие под нашими окнами. Кошкам неволя была не по вкусу, и они выражали свое недовольство громким мяуканьем. Однажды сестра Наташа не выдержала ночных кошачьих серенад и выпустила всех кошек на волю. Может, по доброте душевной, а может, из-за вредности. А потом долго скрывалась от недовольных ее поступком девчонок-кошатниц.

Конечно, по мере взросления наши интересы и забавы, убеждения менялись. Замуж я вышла за мальчишку с соседней "оппозиционной" улицы. Со многими товарищами и подругами детства мы общаемся до сих пор. Вспоминаем былые дни, смеемся, вздыхаем по безвременно ушедшим друзьям и искренне считаем, что наше дворовое детство было самым лучшим!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

2