Меню
16+

«Знамя». Газета городского округа город Чкаловск Нижегородской области

19.02.2019 11:34 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 13 от 19.02.2019 г.

Катунки: лодочная станция, или Волга-матушка и кое-что ещё

Автор: А. Юницкий, фото предоставлены автором

• Катание на водных лыжах (1976 г.).

Строили лодки

Сейчас даже не верится, что когда-то существовала в нашем посёлке такая организация, как лодочная станция. Но это действительно было. Поскольку Катунки расположились на берегу Горьковского водохранилища, лодки у населения были всегда. И это несмотря на то, что строительство лодки и её содержание были довольно хлопотными занятиями. В детской памяти сохранились обрывочные картинки, как у некоторых домов в Катунках подолгу копошились мастеровые мужики — строители таких деревянных посудин.

Работа продолжалась несколько месяцев, а то и дольше. Даже тогда, когда лодка казалась готовой, хлопоты не заканчивались. Её начинали конопатить, т.е. забивать паклю в пазы между досками, и смолить – заливать горячей смолой, чтобы устранить оставшиеся узкие щели. Иногда заливали несколько раз. Далее готовую посудину спускали на воду. Эта процедура также не была легкой, так как «сооружение» было тяжелым да ещё и обмазанным липкой смолой. Соответственно, для выполнения этой работы собирали большую группу мужиков. В итоге спуск лодки на воду становился настоящим событием со всеми сопутствующими последствиями. Осенью, перед наступлением первых заморозков, а иногда и после них, происходила обратная процедура: лодку вытаскивали из воды и на тачке увозили к дому. Иногда оставляли прямо на берегу, в заливе.

«Казанка-М»

В 70-е годы ХХ века ситуация резко изменилась и лодок стало особенно много. Это было связано с тем, что в продаже появились удобные, прочные и легкие в эксплуатации дюралюминиевые лодки. Катунцы начали их активно покупать. Такая лодка появилась и у нас, так что данный «предмет» я знаю не понаслышке. Наша лодка называлась «Казанка-М» и куплена была именно в начале 70-х. От обычной «Казанки», известной с более раннего времени, она отличалась тем, что у этой модели с наружной стороны корпуса появились дополнительные крылья, или були. Что означает последнее слово – никто особо не интересовался, но все говорили именно так: казанка с булями. Эти нехитрые приспособления делали лодку более устойчивой. Обычная «Казанка» в народе слыла ненадежной, так как была достаточно узкой и, соответственно, не очень устойчивой на волне.

За короткий период времени «Казанка-М» приобрела популярность, и таких лодок в Катунках стало очень много. Кое у кого ещё сохранялись старые деревянные лодки как относительно небольшие, предназначенные для передвижения на вёслах, так и объемные, оснащенные стационарным мотором. Могу даже назвать имена владельцев таких лодок, сохранившихся дольше других, но всё же уходящих в прошлое. Итак, самыми последними хозяевами больших деревянных «посудин» были Плотнов Александр Павлович и Комов Роман Александрович. Также припоминаются лодки с такими же стационарными моторами, на которых выезжали (на рыбалку) Лямаев Василий Павлович, Мясников Николай Николаевич и Елесин Сергей Егорович. В заливе начали появляться фанерные, пластиковые и досчатые шлюпки, легкие в передвижении, удобные в тихую погоду. Наконец, наряду с «Казанками» появились современные дюралюминиевые лодки других модификаций. Наиболее популярными и распространенными среди них стали «Прогресс», «Прогресс-4» и «Обь». Мелькали ещё несколько моделей, например, «Ладога», «Воронеж», а также всякий «неформат», т.е. какие-то неказистые самоделки. Оригинальная и красивая «фирменная» лодка была у Заднинского Владимира Михайловича, но её название я не запомнил.

Моторы

В общем, лодок стало много. В заливе им даже стало тесновато. Все удобные центральные места были заняты, и те, кто опоздал, были вынуждены пристраивать свои плавательные средства в менее удобных уголках. Лодки стали оснащаться подвесными лодочными моторами. Появился целый ряд новых моделей таких моторов, которые, наряду с лодками, также быстро раскупались. Нашим первым мотором стала «Москва», мощностью 12,5 л.с. Именно эта модель в течение нескольких лет была особенно популярна. «Казанка» под таким мотором ехала вполне быстро, стоимость же его была щадящей. Уже в начале 70-х появились несколько моторов «Вихрь», мощностью 18 л.с. Их владельцы считались лихачами. Особеннно, если ставили «Вихрь» на простую «Казанку» (без булей). Считалось, что это небезопасно. Такой мотор, к примеру, был у Староверова Юрия, и ездил он именно на традиционной «Казанке» без булей. Помимо названных подвесных моторов, можно было встретить маломощные ретро-модели. Например, «Стрела» или «ЗИФ». А также 10-сильную «Москву» с округленным колпаком либо что-то совсем редкое. Вполне пользовался спросом и уважением такой «аппарат», как «Ветерок-8». Позднее – «Ветерок-12». Такая модель появилась даже с электростартером.

Заканчивая говорить о лодочных моторах, конечно, надо сказать о том, что довольно быстро техника совершенствовалась. Скорость захватывает, к ней привыкаешь, и хочется большего. В конце 70-х появились 2 лодочных мотора, которые почти напрочь вытеснили все остальные. Именно они стали своеобразной «классикой жанра», оптимальным сочетанием скорости и безопасности. Я говорю о моторах «Нептун» (23 л.с.) и «Вихрь-М» (25 л.с.). Наверное, владельцы этих моделей так и не пришли к однозначному выводу, какая лучше. Оба мотора были хороши, и все заядлые «лодочники» приобрели либо тот, либо другой. У нас появился «Вихрь-М». Красивый и мощный! Эх, сколько на нем проехали-проплавали! Почти летали над водой! Сколько острых ощущений, почти восторга и практической пользы!

Лодочная станция

Однако, рассказывая о лодках и моторах, я отвлекся от темы. Купив лодки и моторы, их владельцы задумались о следующем шаге: безопасном и удобном их содержании. Лодку, как и автомобиль, могли угнать. Таких случаев в округе были единицы, но всё же были. Кроме того, по заливу регулярно с разными целями гуляли люди, в том числе – дети. Последние любили посидеть или поиграть в лодке. Иногда – откровенно похулиганить. После незваных посетителей в лодках нередко оставались грязь, мусор. Но это ещё не всё. Один из главных недостатков лодочного мотора состоит в том, что он тяжел. К примеру, «Вихрь-м» весит 48 килограммов. Куда его деть после очередной поездки? Уносить домой? При этом надо внести мотор в гору. А куда поместить бак с бензином, набор ключей, необходимый для мелкого ремонта?

В общем, родилась идея организовать лодочную станцию. Главное, что должна была сделать создаваемая структура, – обеспечить охрану лодок, определить место хранения лодочных моторов, поддерживать общий порядок в заливе, выполнять какие-то элементарные работы по благоустройству территории. Все это было достигнуто. В катунском заливе появилась лодочная станция. Что она из себя представляла?

Во-первых, появилась небольшая будочка, в которой сидели сторожа. Работали они посменно, круглосуточно. Днем ненадолго могли уйти домой. Сторожами были наши катунские пенсионеры.

Во-вторых, на берегу в центре залива, был построен большой деревянный сарай — хранилище для лодочных моторов. Т.е. любой «лодочник», вернувшись из очередной поездки, например, с рыбалки, мог снять свой лодочный мотор и поместить его в этот сарай для временного хранения. Близко и вполне удобно. Рядом с этим хранилищем была оборудована простейшая площадка для ремонта моторов. Мотор подвешивался на специальной деревянной конструкции и выполнялся необходимый ремонт.

В-третьих, для лодочной станции были приобретены несколько легких лодок, которые сдавались напрокат всем желающим. До сих пор помню, что стоимость этой услуги составляла 20 копеек в час. Желающих покататься было немало. К примеру, часто этой услугой пользовались отдыхающие базы отдыха «Катунки» или катунские мальчишки.

Наконец, в-четвертых, работники лодочной станции и владельцы лодок общими силами выстроили деревянные мостки-настилы вдоль берега залива. По этим мосткам было очень удобно как передвигаться вдоль залива, так и подбираться к самим лодкам.

Место встреч и отдыха

Перечисленные нехитрые мероприятия очень помогли катунцам. Эксплуатация лодок стала удобнее. На лодочной станции было достаточно людно, особенно в выходные дни. Здесь можно было послушать рассказы рыбаков, получить совет по устранению неисправности в моторе или просто встретиться со своими знакомыми. Со временем лодочные моторы вообще перестали вынимать из лодок. Приехал, закрепил мотор в приподнятом состоянии, накрыл какой-нибудь клеенкой и пошел домой. Все равно сторож — рядом и он не позволит посторонним приближаться к твоей лодке.

На содержание сторожей лодочной станции, на всякие организационные и практические нужды с владельцев лодок собирались деньги. Суммы были небольшими, и собирались они без каких-то серьезных трудностей.

Что касается самого залива, то он был вполне широким и глубоким. Лодки ставились по обе его стороны, в том числе и перед старым деревянным мостом, т.е. в устье залива. Это место было более узким и менее глубоким, но вполне пригодным для стоянки лодок. По склонам оврага для спуска к воде в нескольких местах имелись тропы. Для удобства кое-где «лодочники» лопатами в земле вырезали ступени. Как и положено, сторожа периодически обходили свои владения, следили за сохранностью лодок и «провожали» непрошеных гостей.

Без сомнения, лодочная станция на протяжении ряда лет полноценно выполняла свои функции. По инициативе тех же «лодочников» время от времени появлялись какие-то новшества. Например, несколько раз проводились лодочные гонки. Давался старт, раздавался рев моторов, сливающийся в характерный, ни с чем не сравнимый гул, и гонка начиналась. Зрелище было незабываемым. А разговоров потом хватало на несколько дней.

Можно отдельно рассказывать об отдыхе катунцев на берегу водохранилища в выходные и праздничные дни, или о знаменитых катунских рыбаках, обычный дневной улов которых составлял от 10 до 50 кг рыбы, или о завораживающем катании на водных лыжах, или о поездках на противоположный берег водохранилища за ягодами и грибами.

Можно вспомнить и то, как запасливые катунские мужики отправлялись на промысел за дровами. Оторвется от проходящего по водохранилищу плота бревно-другое – вот и улов. Остается «самая малость»: довести улов до удобного места, вытащить на берег, высушить, переправить к дому, распилить-переколоть.

Продолжение следует

• Заготовка дров, 60-е гг. ХХ в.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

18