Меню
16+

«Знамя». Газета городского округа город Чкаловск Нижегородской области

18.09.2018 15:54 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 69 от 18.09.2018 г.

Зимняя война. Продолжение.

Автор: В. Беляев.
Фото предоставлены автором.

К годовщине со дня рождения Героя Советского Союза А.Г. Грачёва. Продолжение. Начало в №68 от 14.09.2018 года.

Ввоздухе было постоянное напряжение, чувствовалось приближение столкновения. И разведка почти ежедневно пробиралась к линии обороны финнов. Что же видели наблюдатели на местах, которые они, тщательно маскируясь, ежедневно отсматривали? Укрепления, одетые в гранит, бетон и сталь, предстояло разгромить огнем нашей артиллерии. Даже при самом внимательном осмотре нельзя было заметить в стороне противника никаких сооружений. Однообразные скалы, поросшие деревьями, да снежные холмы и кустарники — вот что видел глаз разведчика. Началась тщательная подготовка к прорыву. Ни одна точка на переднем крае противника не осталась вне наблюдения. Упорный труд разведчиков дал свои результаты. Одновременно подвозились боеприпасы, резервы, горючее и продовольствие. Начались суровые холода. В этих трудных условиях войска готовились к штурму. В глубоком нашем тылу были сооружены укрепления, сходные с вражескими. Корпуса прорыва днем и ночью тренировались в штурме этого подобия "линии Маннергейма".

Советско-финская война

1937 год стал памятным для Акима Герасимовича — он вступил в комсомол. Активиста сразу стали продвигать по службе, и с осени 1938 года по май 1939 года Аким Герасимович учится на курсах младших лейтенантов. Вернувшись в полк, он возглавил огневой взвод. В этом звании его и застала война. Напротив их корпуса стоял дот, который сами финны называли "Миллионер", именно столько дойчмарок ушло на его сооружение. По обе стороны стоят по два дзота, которые прикрывают его со всех четырех сторон. Дот представлял собой доминирующее сооружение, которое простреливало территорию до 4 км, контролировал любое движение с нашей стороны. Это 4-этажное сооружение, врытое в землю. Там были помещения для быта личного состава, склады боеприпасов, а наверху — три бронированных купола, которые, вращаясь вокруг своей оси, просматривали всю округу. Наблюдатели в куполах вели круглосуточную вахту.

Артиллеристы соседней батареи уже 25 дней вели по нему огонь, но 75-сантиметровый слой железобетона был непробиваем. Позиции соседей были финнами засечены и утюжились шквалом минометной артиллерии второго эшелона. Для уничтожения этого дота Грачеву предложили выбрать в свой батальон любое орудие и отобрать личный состав, который он посчитает необходимым.

Дот уничтожен

Наступление должно было начаться через двое суток, так что на подготовку отводилось 48 часов. На стороне младшего лейтенанта было то, что финны уверовали в свою неуязвимость. И второе: к линии подходил с нашей стороны клин соснового бора. Финская линия делала зигзаг в нашу сторону, и на острие стояли дот и 4 дзота, этот выступ назывался "язык". Все силы, которые были в подчинении у Акима Герасимовича, он бросил на расчистку поляны в 400 метрах от "языка" в лесу. Поляну притоптали, снег расчищали все: и обслуга, и ездовые. Мороз доходил до 45 градусов, снег был глубиной 1,5 метра. В этой обстановке младший лейтенант, пробираясь лесом, указывал, какие деревья надо спилить, чтобы беспрепятственно протащить орудие, где долбить землю под щели для боеприпасов и личного состава, врыть в землю само орудие. Когда этот тяжелейший труд был выполнен, перенесены орудие и боеприпасы, Аким Герасимович, который не отдыхал в эти дни ни минуты (все требовало зоркого командирского глаза), объявил, кого из батареи он наметил послать почти на верную смерть. Была надежда лишь на то, что врытое в землю орудие можно было уничтожить только прямым попаданием. Но у финнов все было пристреляно.

Стали ждать утра, ждать наступления. Наконец поступила команда от капитана Ниловского — приступить к уничтожению дота. Не отрываясь от бинокля, Грачев дает команду открыть огонь. Финны зашевелились, купола завертелись: где этот нахал, что потревожил их спокойное житье? Первые два снаряда пристрелочные, перелет, недолет — третий и четвертый — точно в цель, но рикошетят, вреда врагу никакого. А финны опомнились, засекли орудие. И хотя для пушек дота Грачев был в мертвой зоне, но станковые пулеметы открыли сплошной огонь, и пули жужжали, как осы, со всех сторон, а тут подоспели минометы и гаубицы второй линии.

Лес трещал и валился, кое-где горел. Аким объясняет наводчику, что надо попасть в стык, где дот соприкасается с основной платформой. Но это очень сложно. Пошли чередой снаряды: пятый, шестой, седьмой, восьмой, девятый — все рикошет. Мины все ближе, деревья валятся. А ефрейтор Лязин невозмутимо берет на мушку центральный купол. Три точных попадания, и купола нет. Это успех! Надо добивать другие купола, продержаться хотя бы полчаса. А в это время мины заклинили затвор. Это дело поправимое: перебрать затвор, но как дороги эти минуты. Рядовой Сочувко, понимая, как дорого время, быстро разбирает и снова собирает затвор. Грачев торопится, пять минут — и орудие готово к бою. Вокруг огненный ад, а 152-миллиметровое орудие уже выпустило более сотни снарядов, второй купол снесен, на доте появились трещины. Финны не ожидали такого результата. И вдруг, как подарок судьбы, от очередного снаряда внутри сдетонировали боеприпасы. Грандиозный взрыв, пламя и черный дым. Дота больше нет, слышится "ура" корпуса прорыва. Дзоты закидываются гранатами. "Язык" наш. Клина леса тоже нет: деревья лежат вповалку, иссеченные орудиями. Личный состав весь черный от копоти, и вокруг гильзы от снарядов. Это был героический бой, и наш земляк его выиграл.

Герой Советского Союза

Командарм второго ранга Кирилл Афанасьевич Марецков (будущий маршал Советского Союза) запомнил этот подвиг, и в феврале дважды лично ставил задачу Акиму Герасимовичу по уничтожению вражеских дотов. Грачев успешно справился и с этими задачами, за что 21 марта 1940 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза Указом Президиума Верховного Совета. Тогда же в 1940 году он стал членом ВКП (б). Война была быстротечной, с нашей стороны были большие, неоправданные потери, но целей, которые ставило наше правительство, мы добились.

В 1943 году финны снова взяли линию Маннергейма и занялись ее восстановлением, так что в 1945 году Советская Армия повторно ее штурмовала, но это была уже совсем другая по вооружению, по подготовке армия. Наученные горьким опытом, все укрепления разрушили и снесли.

В Москве

На всю жизнь А.Г. Грачеву запомнилась дорога в Москву, Кремлевские палаты, вручение ордена Ленина и Золотой Звезды Героя. Добрая улыбка Михаила Ивановича Калинина, который в своей напутственной речи не только поздравил офицеров, но и предупредил, что впереди предстоят более сложные задачи, что надо постоянно учиться, совершенствовать военное дело.

После традиционного фужера шампанского взволнованные и гордые вернулись в гостиницу. В фойе к Акиму Герасимовичу подошел офицер одного с ним звания, тоже со Звездой Героя на кителе, и представился: "Давай познакомимся, земляк! Как я понял, ты тоже горьковский?".

- Да нет, я не из Горького, я из Чкаловска!

- А я — сормович, Бекетов Михаил Иванович.

И только когда ехали в одном купе поезда, Грачев узнал о подвиге земляка. Вот как кратко описывал этот бой фронтовая многотиражка.

Подвиг Бекетова

«Советские войска штурмовали "линию Маннергейма". Стрелковый полк, в котором служил М. Бекетов, был остановлен огнем финских укреплений. Особенно мешал продвижению огромный дот со стальной башней кругового обстрела. Требовалось быстро обезвредить его. Задача эта была поручена младшему лейтенанту Бекетову. Под сильным огнем врага он с саперами преодолел минные поля и проволочные заграждения. У амбразуры дота ему удалось заложить взрывчатку. Грянул взрыв, но дот уцелел. Саперы Бекетова завязали бой с выскочившими из траншеи вражескими солдатами, а Бекетов взобрался на перекрытие дота, подполз к броневой башне, заложил снаряд и поджег бикфордов шнур. Взрывом наклонило башню набок, но взрывчатого вещества оказалось мало. Пришлось посылать саперов за новой взрывчаткой, а самому вести бой с вылезавшими из дота белофиннами. Когда вернулись саперы, удалось подорвать угол дота. Однако сооружение все еще держалось. Тогда Бекетов снова взобрался на башню. Оглушительный взрыв потряс воздух. Дот перестал существовать. За этот подвиг Бекетову присвоено звание Героя Советского Союза».

На родине

Поезд остановился у железнодорожного вокзала им. т. Сталина. Играл оркестр. Горьковчане торжественно встречали своего героя Бекетова Михаила Ивановича (вскоре одна из улиц города стала носить его имя). Аким Герасимович, протиснувшись сквозь толпу, никем не замеченный, продолжал свой путь, ему предстояло еще добраться до отцовского дома в д. Грибово Городецкого района, отпуск был краткий, впереди ждала военная служба.

Только в октябре 1940 года газета "Сталинский путь" опубликовала скромную заметку с портретом Грачева А.Г., называлась она "В семье Героя".

В семье Героя

«Жители маленькой деревушки Грибово переживают особенно радостные дни. Аким Герасимович Грачев — Герой Советского Союза — их самый близкий земляк. Он рос здесь, учился, работал с ними в колхозе "Память Кирова".

Но трудно передать радость семьи, чувства матери Агрофены Егоровны. Она получает в эти дни много горячих поздравлений. Ее сердечно благодарят за воспитание сына-Героя, замечательного патриота нашей великой Родины.

Эти благодарности вполне заслужены. Она вправе гордиться сыновьями, которых у нее четверо. Старший сын Спиридон, недавно вернувшийся из РККА после переподготовки, работает в колхозе. Герасим служит на Дальнем Востоке. Недавно Агрофена Егоровна торжественно проводила в ряды бойцов Красной Армии самого младшего сына Ивана.

Много волнующих писем получает она от своих сыновей. Вот письмо от Акима Герасимовича. Он спешит поделиться с семьей своей радостью: ему присвоено звание младшего лейтенанта.

"Живу и учусь хорошо", — пишет он. В другом письме Аким Герасимович просит подробно сообщить, какой урожай, сколько выработала семья трудодней, какие новости в колхозе. И каждое письмо обычно заканчивалось словами: "обо мне, пожалуйста, не тревожьтесь: я жив и здоров".

Бывший пастух Аким Герасимович Грачев — ныне Герой Советского Союза. Его родные, бывшие бедняки, теперь живут зажиточно. Такова наша прекрасная советская действительность».

Великая Отечественная война

Началась Великая Отечественная война. Аким Герасимович был направлен на Ленинградский фронт командиром батареи. Чувствуя, что опытному комбату требуется повышение, его направили на курс командиров реактивной артиллерии. Почти три месяца — с декабря 1941 года по февраль 1942 года — он усиленно учится, осваивая новый вид вооружения, знаменитые "катюши".

Тяжелое ранение

Через три месяца войны неожиданно пришла беда. Залетевшая на позиции мина попала в ящик со снарядами, чудовищный взрыв разнес все, что было рядом. Командира отбросило взрывной волной на 12 метров, почти смертельная контузия, тяжелое ранение в голову и осколок, который прошел через горло, разворотив скулы во рту, вышел за ухом. На ближайшем транспортном самолете Грачева переправили в эвакогоспиталь в Москву. Через две недели он пришел в сознание. Первое, что увидел — лицо молоденькой медсестры, которая сказала: "Наконец-то, мой герой!" Дальше — палата, хирурги в окровавленных халатах, острая боль во всем теле, голова, как не своя, острый запах валерьянки, хлорки и нашатырного спирта.

И сразу навалилась боль — тупая, унизительная, мерзкая. Тело было запеленуто бинтами от макушки до пояса. Голова в жестком корсете. Отсутствует височная кость, за ухом — незажившая рана, отсутствие зубов и расколотые кости скулы. И это в тридцать с небольшим лет!

Окончание читайте в следующем номере

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

20