Меню
16+

«Знамя». Газета городского округа город Чкаловск Нижегородской области

21.08.2018 16:07 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 61 от 21.08.2018 г.

Как я была поисковиком отряда "Курган"

Автор: Екатерина Кутейникова, фото автора.
Корреспондент.

Великая Отечественная война завершилась 73 года назад, но до сих пор судьба многих ее участников неизвестна.

На днях из очередной полевой экспедиции вернулся Нижегородский поисковый отряд "Курган". 13 августа работающие на Бельской земле поисковики перезахоронили 322 солдата РККА.

За три недели летних раскопок "Курган" поднял останки 9 военнослужащих Красной Армии. Восемь из них относились к частям, дравшимся в окружении с 7 по15 декабря 1942 года. Двое из погибших носили звание лейтенантов. В списке находок — оружие и боеприпасы, петлицы и нашивки, личные вещи бойцов. Но самая потрясающая из них — советский истребитель ЯК-7Б с останками пилота на борту. Благодаря профессионализму нижегородцев имя его удалось установить!

Вместе с "Курганом" в Тверской области побывал и наш корреспондент.

Черные следы белого города

До лагеря, который расположился на опушке леса в нескольких километрах от города Белый, из Нижнего Новгорода мы добирались ночью большим автобусом. И чем ближе подъезжали к урочищу, тем отчетливее слышалось эхо войны. Куда ни взгляни — мемориалы, братские захоронения, дорожные указатели с пронзительными надписями: "Здесь подо Ржевом погибла 29 армия. 14 000 бойцов стояли до конца"; "Здесь у Зайцевой горы полегли 70 000 бойцов, чтобы ты мог дышать"… От этих чисел, за которыми стоят тысячи сломанных судеб, дышать становилось труднее.

Город Белый носит звание "Город воинской доблести". Земля его пропитана кровью. Немного в России таких селений-погостов.

Бои здесь начались с середины июля 1941 года. Город подвергался ежедневным жесточайшим бомбардировкам. Чем ближе была зима, тем ожесточеннее рвались фашисты к Москве. Отвлекая силы противника от столицы, а затем от Сталинграда, бои на Бельской земле продолжались до 10 марта 1943 года. Далось это дорогой ценой.

Деревня Морозово. Навигатор в телефоне показывал, что до лагеря осталось всего-то несколько сот метров. За окном мелькали заросшие бурьяном хатки. Тишина, и никого вокруг. В 1942 году зимой немецкие жандармы здесь выгнали на улицу стариков и детей, привели их, подгоняя прикладами, к Смоленскому большаку, раздели и расстреляли. Всех!

За 522 дня фашисты полностью сожгли все населенные пункты пяти сельских советов, уничтожили школы, больницы, заводы.

Вот уже многие годы "Курган" ведет здесь большую поисковую работу, чтобы, спустя десятилетия, завершить войну хотя бы для некоторых бойцов, похоронить их со всеми почестями, а если посчастливится, привезти останки солдат на Родину и рассказать родственникам, как погибли их отцы и деды, которые считались ни живыми, ни мертвыми. Отряд торопится: еще несколько лет, и здесь, в неласковой Тверской земле, уже просто некого будет искать.

Испытав один раз, увлекаешься навсегда

Автобус остановился у очередной развилки, тихо открыв свои двери. Показавшаяся опушка леса у маленькой речушки станет для отряда родным домом почти на три недели.

Отыскав свои вещи в груде рюкзаков, заранее привезенных сюда командирами, и поздоровавшись с Санычем — скелетом из исторического музея университета им. Лобачевского, с которым мы познакомились еще во время занятий перед экспедицией, я отправилась искать место для своей палатки. Тут же на помощь пришла Полина, мастер спорта по каратэ.

Бойцы поискового отряда — люди разных профессий, разного возраста. Есть среди них ветераны поискового движения, студенты и даже школьники. И чем больше я узнавала ребят, тем больше восхищалась ими всеми. Вот Федор Дроздов о чем-то по-деловому беседует с коллегами. Это мозг отряда, его честь и совесть, кандидат наук, доцент, преподаватель ННГУ, увлеченный и очень интересный человек. Многие годы все свои отпуска он проводит в полевых экспедициях.

Даже в отдаленном уголке лагеря слышится, как поставленным голосом, выдающим военное прошлое, командует отрядом Андрей Чеканов — ветеран боевых действий, душа "Кургана", знающий тысячи историй и умеющий, как никто, их рассказать. Еще он автор потрясающей книги, которую скоро увидит свет. То, что все в лагере подчиняются правилам, сыты и в хорошем настроении, — его рук дело. Андрей несет вахту вместе со своим 14-летним сыном Николаем.

Максим Симонов — многодетный папа из Балахны, он здесь вместе со своей дружной семьей. Максим обладает каким-то удивительным чутьем в поиске и необыкновенной работоспособностью. Мне кажется, он думает, как воин. Представляет, как боец себя вел, как прыгнул в ячейку, отстрелялся, побежал дальше… Максим проведет металлоискателем у елки и скажет: надо искать тут! И обязательно что-нибудь найдет.

Сергей Абросимов и Андрей Соловцов — реконструкторы военного исторического клуба "ПартизанЪ", умеющие по маленькому фрагменту одежды, оружия или личной вещи, найденным в раскопе, восстановить ход событий, рассказать удивительные подробности произошедшего.

Всех бойцов отряда не перечислишь, в экспедицию отправилось более 50 человек. Плечом к плечу с нами работали школьники из Ханты-Мансийска и Кулебак. У каждого свои причины заниматься поиском.

Алексей Нечаев — музыкант. Командиры, кивая на современного молодого человека с татуировками и бородой, говорят, что именно он — их надежда и преемник. Потому что "Курган" для Алексея — больше, чем просто отряд.

- Мотивы, побудившие начать заниматься поиском, сложно объяснить даже самому себе, — говорит он. — Не скажу, что это было спонтанным решением. Помню, как еще в детстве репортажи о работе поисковиков заставляли что-то свербеть внутри. Было ли это мальчишеским любопытством или чем-то другим — не знаю. Первый раз удалось поучаствовать в поисковой экспедиции в 2007 году с отрядом из подмосковного Дмитрова. Откапывали советский бомбардировщик ДБ-3, сбитый в воздушном бою. Будучи еще школьником, подержав в руках искореженный металл, увидев, как мало порой остается от человека, почувствовал, как в голове окончательно щелкнул тот самый загадочный тумблер, определивший, на что я впоследствии буду тратить львиную долю своего свободного времени.

За 9 лет случилось многое. Мой первый боец. Именной. Клим Кириллович Петрушенко. Воображение долго еще рисовало диалог с ним. Еще бойцы. Сгнившие, разбитые. Большей частью без имен. Вот я откапываю очередного. Его рука прижимает к голове трубку полевого телефона...

Много всего было. Но, пожалуй, самым сильным открытием, осознанием, для меня стало одно. Сначала большинство погибших солдат, которых мы находили, были моими ровесниками. Теперь, через несколько лет, я достаю из земли тех, кто ощутимо меня младше. Раньше мне всегда казалось, что война — для взрослых мужиков, поживших и многое повидавших. Но реальность зачастую говорит обратное.

У меня нет ответа, зачем это нужно. Но сумма впечатлений, воспоминаний, эмоций держит тот странный тумблер включенным.

То, о чем рассказывает Алексей, мне очень скоро пришлось почувствовать самой. В экспедиции действительно что-то меняется внутри. Когда ты держишь в руках человеческие останки, пуговицу от шинели бойца или его ложку, начинаешь по-другому воспринимать войну.

Оля Чернышева в экспедиции также оказалась впервые. Вот что она написала, когда вернулась домой:

- Оглядываясь, понимаю, что все время чего-то искала и не представляла, что главный поиск в жизни случится на моей первой вахте на Бельской земле. Я до самого донышка души благодарна судьбе и нашему отряду за две с лишним недели, которые мы прожили в палатках под звёздным небом, копали, искали, снова копали, снова искали. И на мое счастье один из бойцов "захотел", чтобы я нашла его в неглубокой зимней стрелковой ячейке, в которую он упал на мерзлый лапник целую человеческую жизнь назад. Мой безымянный морпех вернулся домой с той войны. И я чувствую, что отныне он идёт рядом с моей судьбой и не оставит меня в беде.

Лети, душа

После того как в лагере были торжественно подняты флаги поискового движения и командиры произнесли важные слова о святом долге и сохранении памяти о событиях Великой Отечественной войны, мы на нескольких машинах со щупами, лопатами и миноискателями отправились в воинский лес. Оставшуюся половину пути до места шли пешком по полям, болотам, лесным дорогам и чащобам. Хотелось быстрее добраться до места и начать работать.

Перед экспедицией поисковики провели разведку на местности, и мы уже знали, что сегодня идем "слева от чайника" (ориентир, висящий на березе уже много лет) 400 метров вглубь.

- Ты осторожнее. Поиск затягивает, — задумчиво говорит мне Игорь Ювеналиевич, руководитель отряда "Каскад" из Кулебак. — Здесь случаются удивительные истории. В прошлом году мы несколько дней работали над одним раскопом, соответственно, и обедали в одном месте. Шутили, уплетали бутерброды. А когда закончили работу и стали закапывать костер, увидели в нем кисти рук. Боец словно взмолился из-под земли, чтобы мы его нашли. Раскопали, а там их двое!

Несколько дней поисков не давали результата. Мы ходили по лесу, копали проямки, воронки. Эхо войны слышалось пронзительным звуком металлоискателя, лязганьем железа. В больших количествах находили гранаты, мины, гильзы, патроны, каски, лопаты. Но бойцов не было.

Настроение улучшилось, когда, откачав из углубления воду, мы поняли, что нашли самолет!

День за днем методично доставали из становящегося огромным раскопа искореженные детали. Девушки мыли их в ведрах в надежде найти заветные цифры. От запаха разлившегося керосина кружилась голова. Мужчины продолжали лопатить куски сырой глины. Все ждали… Два сокола с пронзительным криком кружились все это время над нами, будто знали что-то больше, чем мы.

И вот наконец появилась бронеспинка. Целая! Перевернув ее, обомлели. Словно и не было этих 70 с лишним лет. Куртка пилота, унты, парашют и сам он.

- Сохран останков идеальный! — говорит Федор.

- Нашли! — тут же слышится радостный крик Миши, очаровательной хрупкой девушки с необычным именем. Бесстрашно перебирая черную глину и бережно складывая останки, она в мокрой от керосина куртке нащупала красноармейскую книжку летчика.

Попытка прочитать ее на месте не увенчалась успехом. Но опытные поисковики знали, что это уже дело времени. Был найден двигатель!

- Это еще один номер самолета, — поясняет мне Андрей. — Он неоднократно дублируется на деталях. А так как мы нашли несколько номерных, то установить модель самолета и его пилота однозначно уже сможем.

Несколько дней тяжелой физической работы — и самолет ЯК-7Б извлечен из-под земли.

Уже в лагере, погрузив красноармейскую книжку в минеральную воду, Федор осторожно переворачивает ее страницы. Дав потом просохнуть бумаге, он помчится в город, чтобы отсканировать книжку и отправить своим коллегам для работы. Какое счастье было услышать имя пилота! Им оказался сержант 12 истребительного авиаполка Тумасов Маргос Манукович, 1920 года рождения. По национальности армянин, проживал в Ростовской области. Кадровый летчик служил в армии еще до начала Великой Отечественной войны. Судя по архивным данным, он был сбит во второй половине дня 8 декабря 1942 года, прикрывая наши войска в районе города Белый. Он вместе с еще двумя ЯК-7Б принял бой с 4 самолетами противника: двумя "Мессершмиттами" и двумя "Дорнье".

Как позднее рассказал командир "Кургана", на родине летчика очень обрадовались известию о его нахождении. Дома Маргоса ждёт родная сестра.

- Странно. обычно, когда мы находим бойцов, вот на этой дороге меня встречает аист, — задумчиво говорит Максим, делая музыку в машине потише.

Не проходит и минуты, как из-за поворота показывается белая птица. Мы притормаживаем и молча смотрим на нее. А аист смотрит на нас. Стоит секунду, расправляет свои большие крылья и взлетает в небо.

- Вот и еще одна душа свободна, — улыбается Максим.

А я молчу и не могу поверить увиденному. Оно потом долго будет сниться.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

66