Меню
16+

«Знамя». Газета городского округа город Чкаловск Нижегородской области

04.12.2018 16:26 Вторник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 90 от 04.12.2018 г.

Катунки: танцплощадка, или Место встречи изменить нельзя (Продолжение. Начало в №88.)

Автор: А.Юницкий.
Фото предоставлены автором.

ВИА "Люкс" (1976-1977 гг.) — первое название ансамбля. Слева направо: Лазарев Владимир, Юницкий Владимир, Юницкий Александр, Волков Владимир (вверху).

Первые ВИА выступили на танцплощадке с отдельными песнями. Они не были способны сразу вытеснить грампластинки и магнитофонные записи и отыграть целиком весь танцевальный вечер. Поэтому пытались разучить (отрепетировать) несколько популярных песен и представить их публике. Получалось не всегда гладко и качественно, но тем не менее наши первые музыканты вызывали огромный интерес у публики. Их популярность быстро росла, зачастую опережая результаты их творчества.

Назову первых музыкантов, стоявших у истоков катунских ВИА: братья Алексеичевы Геннадий и Михаил, Комов Евгений, Васин Владимир, братья Кузнецовы Николай и Сергей, Тигаев Владимир, Михалев Александр, Гофман Владимир, Покровский Николай, Ревухин Николай, Лямаев Владимир, Дуев Владимир, Хоботилов Александр, Клочков Александр, Колотилов Александр,Чашкин Сергей, Ушанов Юрий. Можно назвать ещё несколько фамилий. Но, поскольку речь идет все-таки о танцплощадке, не буду говорить о катунских ВИА слишком подробно. Упомяну лишь ещё, что довольно скоро после их образования на нашем местном "музыкальном небосклоне" появился ещё один музыкант — Юницкий Владимир, мой брат. А через какое-то время и я сам. О нас с братом я говорю потому, что мы, как и другие, выше упомянутые ребята, тоже успели поработать на старой танцплощадке. Третьим музыкантом, игравшим с нами, был Лазарев Владимир.

Все музыканты были самоучками, "слухачами". Нотной грамоты почти никто не знал. Известные песни подбирали на слух, играть на музыкальных инструментах учились самостоятельно. Природным талантом каждый был наделен по-разному, поэтому и успехи были не одинаковы. Тем не менее популярность вокально-инструментальных ансамблей росла, и постепенно на танцах они вытесняли пластинки и магнитофон.

Первые ВИА в Катунках появились в Доме культуры и на Катунском механическом заводе. Это и понятно. Приобрести музыкальную аппаратуру и электрические музыкальные инструменты стоило немалых денег, поэтому только организации могли себе это позволить. Часть аппаратуры была самодельной и собиралась из различных и разрозненных составных частей. Период, когда понемногу на танцах пробовали играть разные музыканты, закончился довольно быстро, и это право закрепилось за ансамблем, работающим в Доме культуры. Первым его руководителем, кого я запомнил, был Владимир Васин, штатный сотрудник Дома культуры, заниматься этим ему было проще и сподручнее. Владимир понемногу научился играть на бас-гитаре, а также являлся солистом ансамбля. Не могу сказать, что он имел красивый и сильный голос, но другие музыканты не имели и этого. Период существования этого ансамбля был недолгим, так как В.Васин был призван в армию. Да и другие музыканты как этого, так и последующих составов один за другим уходили служить в ряды советской армии.

Следующим руководителем вокально-инструментального ансамбля, работающего в Катунском ДК и игравшего на танцплощадке, был Александр Клочков. Это был музыкант с большими амбициями и планами на будущее, сын директора того же ДК Клочкова Сергея Иосифовича. Состав ансамбля обновился. На сцену в прямом и переносном смысле слова выходило второе поколение катунских музыкантов.

Понятно, что функционировала танцплощадка только в летний период. В отличие от сегодняшних традиций, летний период начинался не с 1 июня, а сразу после окончания весенней распутицы, как только подсыхала земля. Молодежь с нетерпением ждала этого времени. И стоило только объявить, что танцы состоятся на танцплощадке, как сразу собирались все, кто подходил под эту самую категорию — "молодежь". Это были катунцы, гости поселка, а также жители всех окрестных деревень. Если позволяла погода, сезон начинался в начале мая и продолжался до октября.

Открытие нового танцевального летнего сезона было заметным событием, причем в силу сразу нескольких причин. Например, именно летом и только летом строгие родители разрешали своим детям-старшеклассникам ходить на танцы. А зрители — старшее поколение — получали возможность по выходным смотреть увлекательные и бесплатные зрелища. И музыканты за зиму обновляли свой репертуар, но широкой публике за клубными стенами он не был слышен.

Даже детям, которым было ещё не до танцев, здесь было весело и интересно. Компании юнцов собирались возле танцплощадки, наблюдая за поведением более старших товарищей. На кого-то смотрели с уважением и восхищением, на кого-то с любопытством, а над кем-то посмеивались: "Смотри, смотри, как танцует… (такой-то)! А этот…! Умора!"

Одевались по моде

С большим интересом и даже завистью смотрели на модную одежду посетителей, а также на прически. Поскольку я говорю о времени существования "старой" танцплощадки (это конец 60-х — первая половина 70-х), то можно назвать несколько тенденций моды того времени. У парней — длинные волосы и брюки-клеш, приталенные рубашки, ботинки с острыми носиками, солнцезащитные очки прямоугольной формы. Был период, длившийся примерно пару лет, когда чрезвычайно модными считались брюки-клеш, сшитые именно из продольно-полосатой ткани. Аналогично на какой-то период вошли в моду манжеты в нижней части брюк. Причем ширина манжет имела значение: чем шире, тем моднее.

У девушек тоже были такие брюки. Наиболее смелые стали носить юбки-мини. Это было модно, но "небезопасно". За короткие юбки девушек критиковали как официальные структуры советской системы (например, школа или комсомол), так и "бабушки на лавочках". Еще одним примером моды могут служить так называемые лакированные сапоги-чулки именно черного цвета, из блестящих кожзаменителей, слегка гофрированные и не доходящие до колена, плотно прилегающие к ноге, с прямоугольным каблуком средней высоты. По сегодняшним меркам — самые обычные сапоги. Но мода есть мода, и она не всегда поддается логике.

По поводу верхней одежды и говорить не хочется. Осталось впечатление, что подавляющее большинство людей одевалось абсолютно однообразно, в некрасивые, неяркие, бесформенные куртки, пальто и шапки.

В то время, как и сейчас, вблизи танцплощадки, а зачастую прямо на ней, возникали драки, потасовки между молодыми людьми. Их мотивы были всё те же, что и сейчас. Парни ссорились из-за девушек, самоутверждались, выясняли, кто сильнее и авторитетнее и т.д. Ссора могла возникнуть из-за того, что кто-то кого-то задел или нечаянно толкнул. Здесь нет ничего нового.

Перед началом очередного летнего сезона танцплощадка обновлялась: производилась частичная покраска, при необходимости заменялись подгнившие доски. Естественно, очищалась от мусора прилегающая территория. Любопытно, но мусором были не кучи пластика, полиэтилена, бутылок и пузырьков из-под известных "напитков", как сейчас, а оставшиеся после зимы сухая листва, трава и ветки деревьев.

Роль кассира при продаже билетов, а заодно контролера выполнял один человек. Мне запомнился опять-таки единственный работник — тетя Руфа Кудряшова. Именно так её все называли, и отчества я не помню. Надо сказать, со своими фунциями она справлялась отлично, плотно перекрывая собой вход на танцплощадку. При необходимости могла выполнить роль вышибалы. Пройти без билета не удавалось почти никому.

Работа на сцене была непростой

Сцена (эстрада) на танцплощадке была небольшой. Спасало то, что музыкальная аппаратура была примитивной, и её было немного. Музыкантам тоже было тесно, и они стояли близко друг к другу. Замечу, что небольшие размеры эстрады все же мешали правильно разместить аппаратуру. Например, было сложно поставить голосовые колонки. Они оказывались почти на одной линии с микрофонными стойками, отчего микрофоны начинали "фонить".

Сцену от основной части отделял лишь невысокий барьер. Танцующие почти вплотную приближались к звуковым колонкам и музыкантам. Это было неудобно. Своими спинами они перекрывали и без того слабый звук. А во время быстрых танцев (особенно популярных) деревянный пол ходил ходуном, а вместе с ним и аппаратура. Припоминается случай, когда во время вальса острый каблук танцующей девушки воткнулся в щель между половицами. Танцевала она не с парнем, а с другой девушкой (такое бывало очень часто и не считалось чем-то особенным). В итоге обе с грохотом попадали в разные стороны.

Сбоку от сцены была крохотная деревянная комнатушка, теоретически предназначаемая для хранения музыкальной аппаратуры, которая хранилась там редко и недолго. Во время дождя с потолка могла пролиться вода. Да и сохранность аппаратуры комнатушка не могла обеспечить. Поэтому почти всегда по окончании танцевальных вечеров усилители, колонки, барабаны и тем более гитары уносили в Дом культуры.

В общем, всё, о чем сказано выше, происходило на "старой" танцплощадке. Именно под таким названием она и сохранилась в истории Катунок. Я бы многое отдал за то, чтобы ещё хоть раз побывать на ней и на танцах того времени! К счастью, сохранилась фотография танцплощадки, сделанная когда-то жителем Катунок В. Солдаткиным. В частных фотоальбомах катунцев, возможно, есть и другие снимки.

Лично я отыграл на старой танцплощадке 2 летних сезона: в 1976 и 1977 годах.

Ансамбль "Феникс" на танцплощадке (новой) в расцвете творческих сил. 1988 г. Слева направо: Ревухин Андрей, Юницкий Владимир, Удников Сергей, Юницкий Александр.

Строительство новой танцплощадки

Однако танцплощадка, будучи открытой легкой деревянной конструкцией, постепено изнашивалась, становилась всё более тесной и, соответственно, неудобной. В результате возникла идея построить новую. У кого она появилась, сказать трудно. По крайней мере, если есть конкретный человек, предложивший эту идею, сегодня он мне не известен. Очевидно, в том или ином варианте план строительства новой танцплощадки родился в стенах поселкового Совета при активном участии руководства базы отдыха "Катунки". Почему это было нужно местным властям, понятно. А как насчет базы отдыха? Но тут тоже все просто и объяснимо. Во второй половине 70-х годов база отдыха "Катунки" не просто функционировала, но и активно развивалась. Её руководство, кроме совершенствования собственной материальной базы, заботилось о том, чтобы отдыхающие имели возможность получить максимум услуг. И для проведения массовых развлекательных мероприятий, а также танцевальных вечеров была нужна просторная современная танцплощадка. Так и родился план: общими силами, "на паях" построить новый объект, ставший впоследствии неотъемлемой частью истории нашего посёлка.

Новую танцплощадку было решено расположить на другом месте: ближе к середине парка, там, где она и стоит по сей день. Если я правильно помню, строилась она довольно быстро, и это был 1978 год. Возможно, часть работ была выполнена в 1977-м. А открытие танцплощадки состоялось в середине июня 1978-го. Стройматериалы, технику, оборудование завез подрядчик. Рабочие тоже были не местные — "автозаводские". Кто был этим подрядчиком? Хозяева базы отдыха "Катунки". Если я правильно помню, эта структура называлась "ПАЛА ГАЗ" (или что-то похожее) — это часть ГАЗа (автозавода). ПАЛА — производство агрегатов легковых автомобилей.

Было очень интересно наблюдать за строительством танцплощадки. Ещё интереснее было ожидать, что же получится в итоге. Молодежь Катунок и мы, музыканты, особенно часто бывали на этой стройке, познакомились со многими рабочими.

Продолжение следует

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

18