Меню
16+

«Знамя». Газета городского округа город Чкаловск Нижегородской области

13.11.2018 16:24 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 84 от 13.11.2018 г.

К 100-летию ВЛКСМ. На дороге к нефти, или 100 дней на комсомольской ударной стройке

Автор: Л.П. Попенко, директор Либежевской школы с 1973 по 2005 гг., руководитель школьного музея "Память", отличник народного просвещения.
Фото предоставлено автором.

Начиная с середины 50-х годов прошлого века, в СССР развернулось мощное строительство промышленных объектов: заводов, электростанций, железных дорог и т.д.

Стране, победившей в Великой войне, требовалось активнейшее развитие хозяйства.

Только перечень новостроек мог бы составить не одну строку. На слуху были Братская ГЭС, новые домны Магнитки, Саяно-Шушенская ГЭС, конечно, целина и сибирские железные дороги: "Абакан-Тайшет", "Ивдель-Обь", "Тюмень-Сургут".

Моя семья переезжает из Литвы на стройки шахт Донбасса. Эти стройки были не столь громкими, но очень важными для добычи угля металлургическим заводам. ЦК партии придавало им очень большое значение. Особенное внимание им уделял Н.С. Хрущев, т.к. он сам был из Донбасса. Предусматривалось открыть 30 новых шахт.

Сначала по путевке на Донбасс убыл отчим, а в марте 1957 года прибыли и мы. Стройка объявлялась комсомольской, да об этом говорили и названия. Поселок, куда мы приехали, только строился и носил имя Кипучая, а шахта — Комсомольская. Молодежь съехалась со всей страны. Помню девушек-штукатуров из Эстонии, работавших на нашем доме, и первых шахтеров на шахте из Белоруссии.

В 1959 году я вступил в комсомол, это было для меня событие!

Хотели с классом уехать на Братскую ГЭС, но это осталось только мечтой. Потом опять Литва — на Прибалтийскую железную дорогу под девизом "Молодежь — на транспорт!"

Далее армия, служба в одном из железнодорожных полков.

1965 год. Я уже старший сержант. Осень. 16 сентября наш взвод на "важнейшем задании": в Гороховецком совхозе заготавливаем картошку для полковых хранилищ. К обеду прибыл срочный вестовой из полка и как по тревоге объявляет немедленный выезд в полк: "Все вопросы по возвращении". Прибываем в полк, сбор в Ленинской комнате. Командир батальона объясняет задачу: "Вы отбываете на Северный Урал в один из линейных батальонов. В течение 2-х часов подготовиться к отъезду. Экипироваться".

Зимняя форма одежды в полном комплекте, весь плотничий шанцевый и электроинструмент с собой. Это на брата приходилось по 30 кг. К тому же нам предстояло ехать в обыкновенных пассажирских поездах. Предупредили о поведении и велели рассказывать о маршруте. Дорога заняла 3-е суток с пересадками: ст. Ильино (Горьковская область) — Горький — Киров — Серов — Ивдель (северный Урал). Прикомандировали к железнодорожному батальону. Встретили нас скорее настороженно, нежели враждебно. По сути дела, мои ребята уже были сержантами. В декабре они должны были из учебного полка уехать младшими сержантами в линейные батальоны. Нас так и называли в батальоне — "полковые".

Поселили на бывшей батальонной гауптвахте, где в плохо отапливаемом помещении стояли койки в 2 яруса. Кормили плохо. Свою столовую в полку в Ильино вспоминали как райскую благодать.

На второй день после приезда нас собрали и поставили более-менее вразумительную задачу. Дорога "Ивдель-Обь" к концу года должна быть передана из военного ведомства в Министерство путей СССР, поэтому все объекты на дороге должны быть приведены в наилучшее состояние. Наша (взвода) конкретная задача: капитальный ремонт деревянного железнодорожного моста через реку Лозьва длиной 186 метров.

Командирами взводов были наши полковые офицеры, но сроки их командировок ограничивались 1 месяцем. Нам сроки — до сдачи моста. Сразу приступили к работам. Мост был в рабочем состоянии. В сутки по нему проходило 2 пассажирских состава и 2-3 "нефтянки" с сургутской нефтью. Наш объект значился так: пос. Першино нулевой км дороги "Ивдель-Обь", мост через р. Лозьва — 186 м.

Задача предстояла сложная, это мы уяснили при составлении плана работ. Главные работы: укрепление свайного основания, отсыпка щебнем береговых откосов, ревизия деревянных опор, капитальный ремонт мостового полотна. Самой большой проблемой была замена насадки под одной промежуточной опорой. Из-за нее середина моста дала крен в 3-5 см по одной стороне рельсового пути. Благо, что мои ребята были уже достаточно хорошо профессионально подготовлены, отлично владели плотничиим инструментом, электроинструментом, неплохие технари.

К 8.00 мы уже на мосту, возвращение — по сумеркам. Начальство прикинуло: в таком графике мы не уложимся в сроки. Пригнали передвижную электростанцию, рабочий день удлинили до 8-10 часов. Мост осветили полностью. Выезды на обед прекратили. Пищу привозили в термосах на мост.

Начались холода. Работы осложнялись еще и тем, что через мост прогоняли отряды заключенных, приходилось убирать военных с моста, дабы не было эксцессов. По реке пошла ледяная шуга (прим.: рыхлый губчатый лед) в середине октября, а в 20-х числах октября Лозьва встала.

В начале ноября мы уже вышли на лед на работы по укреплению сваи. Работы были действительно тяжелые: мокро, холодно, да и голодно. Костры горели весь рабочий день. 7, 8 ноября, в день Октябрьской революции, дали отдых. Строевой смотр взводов батальона, торжественное прохождение наш взвод выполнил лучше всех, а вечером наши музыканты дали импровизированный "эстрадный концерт" с кларнетом, гитарой, барабаном. И тут-то нас зауважали!

К концу ноября все основные работы подходили к завершению, оставалась главная проблема — замена насадки под опорой. Работа сложная, трудная, рисковая. Надо было поднять мостовое полотно, опору, заменить насадку и с точностью до миллиметра выровнять мост. И всё это с крановыми и домкратными работами.

В середине ноября начальство наше "забегало". На дорогу выехал сам командир железнодорожного корпуса генерал-майор Рылов со своей свитой с целью проинспектировать ход работ перед сдачей. На мост обязательно приедут. И приехали!!! Свита генеральская — 6 человек офицеров. Мой командир взвода ушел на "больничный". Пришлось докладывать мне. Это был мой единственный в жизни случай встречи с генералом, правда, в тот день была вечерняя встреча.

Работой взвода, я понял, свита в общем была удовлетворена. Правда, генерал по ходу бросил упрек мне: "Что уж, сержант, не могли стругануть перила сходных лестниц?" Было приказано закончить работы на 2 часа раньше и прибыть в батальон на "генеральскую встречу". Что и было исполнено. Но то, что мы увидели по приезду, поразило нас. Офицером из свиты генерала было проверено наше житье-бытье. Мы даже не успели снять рабочие одежды, как прибывший генеральский капитан переселяет нас в теплую, хорошую казарму. И где это нашлась такая?! Для нас — радость, конец бытовой неустроенности. Дана была команда "переодеться, прибыть в батальонный клуб", где генерал подведет итоги инспекции и поставит задачи на окончание работ.

Генералом была дана краткая, но полная картина готовности перехода всей трассы в гражданское ведомство. В заключение был зачитан приказ о награждении юбилейной медалью "XX лет победы над фашистской Германией". Это была первая юбилейная медаль такого ранга. Она должна была вручаться всем, кто служил в 1965 году в рядах Вооруженных Сил СССР, но не всем сразу. Из 45 награжденных 22 человека были из нашего взвода. Батальону досталось 23 медали, мы посчитали это за честь. Наутро мы были удивлены еще больше. Приказом генеральской свиты нам были выданы валенки, телогрейки и, самое радостное, дополнительный ежедневный паек в виде хорошего куска сала. Это ли не отеческие заботы!

На мост в декабрьские дни приехали корреспонденты главной газеты "Правда", фотографировали, и мы очень старались попасть в кадр.

В первые дни декабря были назначены работы по подъему промежуточной опоры. Для этого пригнали 180-тонный кран со всей обслугой. Все другие работы, за исключением этой, были закончены.

К подъему и замене насадки было все готово. Трассу закрыли на 12-13 часов. Крановыми работами руководил майор из Свердловска. Чувствовалась его опытность и уверенность. Руководство он взял на себя. Флажковой отмашкой, командами и народной лексикой провели "отрыв" железнодорожного мостового полотна, на домкратах уже мы подняли опору и произвели замену насадки. Сам майор вымерял, контролировал, чтобы не допустить ни миллиметра перекоса. Мороз в тот день стоял за 30 градусов. В 22.00 крановые работы и работы на опорах были закончены. Капитальное крепление проводили уже на следующий день. В итоге, из 22 моих ребят 20, в том числе и я, получили обморожение лица, но не столь серьезное, 2-3 недели без бритья.

К 12 декабря возвратились в свой родной полк, где уже получили благодарность от наших начальников.

И все ждали газету "Правда" с фотографией нас и моста.

Через недели две один из ребят прибегает с новостью: "В "Правде" наш мост!" И каково же было разочарование... Да, фото было в отличном ракурсе и подпись была: "Комсомольская стройка. Поселок Першино — начало пути к сибирской нефти. Мост через реку Лозьва". И всё! Мост без нас?

На одной из политинформаций я обратился к замполиту батальона: "Как же так? Мост без нас. Около 100 дней мы в жестких условиях делали дело на этой комсомольской стройке. И где же мы?"

На что он ответил: "У тебя во взводе 20 комсомольцев и только 2 вне комсомола. Все правильно, вы были на комсомольской стройке и хорошо сделали свою работу. Но фотографировать, что в стране гражданские объекты строят в мирное время военные, не стоит!"

Перебираю документы. Вот они — два комсомольских билета, мой и жены Саши. С маленьких фотографий — наши лица. Как молоды мы были, как жизнь свою любили! Вглядываюсь в фотографию своей жены: как в том фильме, "спортсменка, комсомолка и просто красавица". У нее было ответственное комсомольское поручение — инструктор производственной гимнастики на решетихинской сетевязальной фабрике.

И в душе остается удовлетворенность: "годы прожиты не зря и не бесцельно, оставили в памяти глубокий след"!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

4