Меню
16+

«Знамя». Газета городского округа город Чкаловск Нижегородской области

23.01.2018 16:41 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 5 от 23.01.2018 г.

В ОАО «Чкаловская судоверфь». Огонь, вода и медные трубы, или Как молоты мы были.

Автор: Татьяна Волкова.
Корректор.

Е.Ю. Адамов, А.Г. Анищенко, А.В. Дёмин, Д.А. Масляев, И.Л. Чеберев (слева направо).

Настоящий портрет чкаловского кузнеца должен быть именно такой — коллективный.

Хмурым холодным зимним утром я подходила к воротам ОАО "Чкаловская судоверфь" и мысленно повторяла вопросы для моего будущего разговора с одним из кузнецов предприятия. В проходной меня встречали. Пока мы шли до кузнечного участка, я услышала первую характеристику образа моего будущего героя: "Ребята у нас горячие, весёлые". Но когда в небольшое помещение конторы дружно зашли пятеро представителей этой профессии и спросили, о чём же я хочу с ними поговорить, то сразу поняла: настоящий портрет чкаловского кузнеца должен быть именно такой — коллективный.

Итак, начнём с руководителя этой сплочённой команды профессионалов. Евгений Юрьевич Адамов управляет кузнечным участком завода второй год, а в этом году отмечает и свой 40-летний юбилей работы на предприятии, куда он 17-летним пареньком пришёл трудиться.

Душа коллектива — Александр Валентинович Дёмин, его стаж работы на предприятии чуть меньше — 35 лет.

Кузнецы Дмитрий Александрович Масляев и Игорь Леонидович Чеберев — самые молодые в коллективе, но своё дело знают на "отлично", и как истинные профессионалы сдержанны и степенны.

И самый незаменимый в этой команде единомышленников — кузнец, а теперь механик Анатолий Григорьевич Анищенко.

Познакомившись, ведём беседу о профессии, родном предприятии, о жизни и обо всем понемногу.

- Сейчас все переходят на литье под давлением. А мы — кузнецы свободной ковки, в основном универсалы, производственники. Делаем детали, смены запасных деталей. Редко касаемся художественной ковки, но можем, если нужно.

- Где учились профессии? Кто были ваши наставники?

- Здесь, в цеху завода, друг у друга перенимаем опыт. Специального образования нет, — отвечает Е.Ю. Адамов. — Моими наставниками были Михаил Александрович Морозов и Пётр Михайлович Жигалов — замечательные люди и великие труженики.

- А я со своим учителем работаю до сих пор, — говорит Анатолий Григорьевич Анищенко. — Это Евгений Юрьевич Адамов.

- Моим наставником был Аверий Сергеевич Комлев, к сожалению, ныне покойный, — добавляет А.В. Дёмин. — Всю войну здесь работал, был орденоносец. Раньше, рассказывали, когда на октябрьскую демонстрацию выходила колонна ЗУЛа, кузнецов было видно сразу — статные, все как на подбор в каракулевых шапках.

- Кузнеца всегда представляют большим и сильным мужчиной. Только ли сила является определяющей в работе?

- Сила — это не главное, главное — здоровье и навык. Можно вкладывать всю свою силу и только надорваться. Надо уметь правильно взять клещи, и деталь повернется сама. Конечно, и гипоталамус нужно включать, чтобы что-то сделать. Первый раз сам пробовал деталь в 60 килограмм переворачивать — с трудом, еле-еле получалось, весь в мыле, что называется, а толку никакого. Вот когда показали, как правильно крутить звено, всё легко пошло, — рассказывает А.В. Дёмин. — Вообще, работа физически очень тяжёлая. Кран-балкой подаешь заготовку лишь на боёк, и — только руки, нет ни манипуляторов, ничего, только пупок. Заготовки и по двести килограмм бывают, а потом только руками, клещами крутишь.

Бывало, после второй смены приходил домой и не мог даже чайник поднять: все руки в мозолях, часто воспалялись.

- Помните свое первое изделие?

- 12 валов на шаландах, которые потом пустили в брак. Всё вроде нормально, но ОТК пришёл и сказал, что у меня не хватает ровно на голову вала. Сергеич поплевался, поматерился, поставил меня вместо подручного с собой, брак исправили. Это была моя первая ковка, — вспоминает А.В. Дёмин.

- Протяжка на черпаковой детали, — продолжает Е.Ю. Адамов. — Работа наша достаточно кропотливая. Работаем обычно втроём: кузнец, подручный и машинист. На маленьком молоте можно и вдвоём иногда, а на большом — только втроём.

Кузнецом ставят не сразу, год работаешь, в дело втягиваешься. Смотришь, как кузнец работает, потом сам потихоньку пробуешь. Со стороны только кажется, что всё легко и просто. Бывает, человек и силой не обделён, но не его это дело. Месяц поработает и уходит. Летом очень жарко, а зимой холодно. Но профессия затягивает, коллектив у нас хороший, понимаем друг друга с полуслова.

- Что самое интересное в этой профессии?

- Всё. Нравится работать с горячим металлом. Из какой-то болванки что-то слепить-сделать. Она пойдет потом дальше: в токарный, механический участки. Мы всегда работали с колес. Мы — цех-заготовитель, обеспечивали работой всех.

- Есть ли особые суеверия, приметы?

- Даже подковы — на счастье — нет дома. Единственное суеверие — это вера в то, что ты делаешь!

- Сколько в среднем металла за смену проходит через руки кузнеца?

- Тонны две-три. Зависит ещё от топлива, на каком мы работаем. (отработка, очистка, присадки, смеси разные). Собирались нас переводить на газ ещё при Германе Александровиче Макарове, собрание даже было, хотели другой цех на горе строить, но грянула перестройка... И всё осталось по-прежнему…

- Какие у вас есть увлечения, хобби, помимо любимого дела?

- Тихая охота — я грибник. Люблю по лесу походить, листьями пошуршать (после шума хочется тишины), — говорит Е.Ю. Адамов.

- Серёжка вон поесть любит, — шутит А.В. Дёмин. — А мы с женой завели собачку — овчарку, 4 месяца, нянчимся теперь.

- Рыбалка лучше всего, — сообщают И.Л. Чеберев и Д.А. Масляев.

После тёплого разговора, где-то серьёзного, где-то разбавленного парой весёлых анекдотов о профессии кузнеца, распрощавшись со своими новыми знакомыми, прохожу по холодному, будто спящему цеху кузнечного участка. Слушаю примечания Евгения Юрьевича о профессиональной сноровке его товарищей. Вижу идеально нарезанные, до десятых долей миллиметра, благодаря отточенному годами глазомеру, заготовки. Обращаю внимание, с какой заботой, как о живом существе, о каждом приборе или станке говорит мой собеседник, и понимаю, что для этих людей завод, цех — не просто место работы, это родной дом и целая жизнь.

Конечно, от былой мощи градообразующего предприятия мало что осталось, но всё равно кажется, что вот-вот нарушится эта мёртвая тишина, всё начнёт крутиться, стучать, в печах загорится огонь, из заводских ворот выйдет рабочая смена и сплошным людским потоком растечётся по тропинкам и аллее парка. И снова закипит жизнь в заводском затоне, как и раньше в две смены, а то и в три.

P.S. Кузнецы на Руси издавна считались колдунами и чародеями, могли даже обряд венчания совершать. И пусть наши герои не волшебники, но всё же… "Чкаловская судоверфь" в этом году будет отмечать свой очередной солидный 135-летний юбилей. И хочется пожелать предприятию нового рождения, ВОЗрождения! Да будет так!

Кстати, у кузнецов сразу две праздничные профессиональные даты в году — это 14 июля и 14 ноября — дни, когда чествуют святых Козьму и Демьяна — покровителей кузнечного искусства.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

19