Меню
16+

«Знамя». Газета городского округа город Чкаловск Нижегородской области

16.01.2018 14:12 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 3 от 16.01.2018 г.

Мой девиз: трудиться, трудиться и трудиться

Автор: Валентина Большакова, фото автора и из семейного архива Н.Д. Новожилова.
Корреспондент.

8 января 1928 года в деревне Подлужье Василевского района (до 08.1937 г.) родился Николай Дмитриевич Новожилов. 35 лет, до ухода на заслуженный отдых (1985 г.), он трудился печатником в Чкаловской типографии. В канун Дня российской печати мы встретились с ветераном труда и услышали его рассказ, в котором, как в капле воды, отразилась и ожила история его жизни, а значит, и нашей страны.

Держу в руках почетную грамоту министерства культуры РСФСР и центрального комитета профсоюза работников культуры, которой наградили Николая Дмитриевича "За многолетнюю и безупречную работу в полиграфической промышленности", а в памяти мелькают пожелтевшие страницы газеты "Сталинский путь", сменившей потом свое название на современное "Знамя". З5 толстых годовых подшивок — это почти четыре тысячи экземпляров. А тиражи тогда были 3 — 6,5 тысяч. И все они прошли через руки нашего труженика. Это сколько ж газет выпускалось? И ведь читали люди тогда! А печать была в те годы делом нелегким, особенно трудоемким. Печатники трудились по ночам, чтобы в 7 часов утра выдать газету работникам почты, которые доставляли ее городским и сельским подписчикам.

Грамоты, благодарности, два свидетельства о занесении на районную Доску почета, знак "Победитель социалистического соревнования", именные часы, вырезка из родной газеты — все говорит об ответственном и добросовестном труде.

Из статьи В. Лукина: "По окончании верстки полосы с нее изготавливают корректурные оттиски. После вычитки и правки полосы наборные формы отправляются в печатный цех. Здесь они заключаются в печатные машины. И вот теперь уже качественный оттиск газеты зависит от печатника. Многие годы отдал полиграфическому производству Н.Д. Новожилов. Никогда не успокоится Николай Дмитриевич, пока не убедится в том, что все отпечатки с клише получились сочными, а на страницах нет марашек, подтеков краски".

- 90 лет! Даже не верится, — смеясь, произносит Николай Дмитриевич. — Позавчера, аккурат в день рождения, у меня десять человек гостей было. Пришли самые близкие и родные — сын Сергей со снохой Надей, племянник Александр Васильевич Дегтярев, внучка Елена с дочкой Кристиной, внук Женя с Машей, с правнучкой моей. Сосед ранее приходил. Из Башкирии звонил Женя, бывшие соседи из Дзержинска поздравляли. Гости мне сказали: "до 90 дожил. Надо постараться и еще десяток прожить — до сотни лет." А что? Можно. Вон у меня какая помощница (показывает на Галину Киселеву, социального работника). И родные не забывают.

Встретил меня прихрамывающий невысокий пожилой человек с костылем в руке и серьезным лицом. А за столом теперь передо мной сидит улыбчивый симпатичный мужчина, с виду совсем не старый, с коротко стриженными серебристыми волосами, и весело парирует мои, порой каверзные, вопросы. "Какая она у Вас была, жизнь-то?" И слышу быстрое: "Трудная! Плохая." — "Как же плохая? Ведь дата-то изумительная — 90, почти век! Это ж здорово!"

Конец тридцатых — начало сороковых годов ХХ века. После пяти лет учебы в школе, Николай поступил в ремесленное училище в группу слесарей. Война. Отца забрали на фронт, где он погиб в 1945-м. (Родная мать умерла еще раньше — в 35-м). В 1943-м году у подростка в руках выстрелило старое ружье, которое ему одолжил сосед для охоты. Пуля попала в колено. И все: кончилась здоровая жизнь. Оборвалась учеба в РУ. Начались мытарства по больницам с травмированной ногой, без которой он тогда мог вполне остаться. Но чудеса все-таки бывают: в 1948-м удалось сделать операцию в Нижегородской клинике у Блохина, и конечность была спасена. Но хромота осталась.

Года два проработал парень сапожником за мизерную зарплату. Голодные послевоенные годы. В 1949-м Николай устраивается в типографию. Смышленый, ответственный юноша быстро освоил профессию печатника и три с половиной десятка лет нес свет информации людям. Ведь только из местной газеты можно было узнать о жизни района и даже кое-какие новости в масштабе государства.

Николай Дмитриевич помнит, как работал в типографии на берегу Волги (где тогда пристань была), потом два года в здании на улице Комсомольской, на месте нынешнего магазина "Пятерочка". Поблескивая глазами, рассказывает, как перевозили гранки и остальное имущество на новое место — улицу Белинского, 63, где сейчас располагается Центр ремесел. Работа печатника (как и наборщика) того времени — специфическая: сменный график, ночная работа при свете керосиновых ламп. Поэтому молодежь не задерживалась в типографии, а Николай остался.

- Всякое тогда бывало, — говорит он. — Помнится, году в 56-м набор сделали. Корректор и редактор проверили, подписали. Гранки в раму заключили, и все ушли по домам. А мне надо было перевезти их с Комсомольской на ул. Белинского. Ночь. Снег. Холод. Думаю, только бы не рассыпались. Погрузил на санки. Тяжеленный набор! Но ничего. Привез. И газета вышла ранним утром, точно по плану. Вот так работали — по ночам, чтобы утром люди могли получить свеженький экземпляр.

Кстати, у вас сейчас цензуры нет? А тогда была. Сделанный мной оттиск сверстанной газеты проверял корректор, редактор. Все. Ошибки вычищены, исправлены, но надо было пройти цензуру. Вечером приходил из редакции цензор Тимофей Иванович Сидоров, прочитывал и подписывал к печати. Придирчивый был товарищ: не все мог пропустить.

А однажды, году в 50-м, вместе с директором типографии поехали в Дзержинск за шрифтом. Зима, холодно. Ни автобусов, ни машин нет. На попутках добрались до Правдинска, потом на поезде до Дзержинска, переночевали у знакомых. Ящик мыла, ящик шрифта килограммов в 50. Обратно добирались еще интереснее. Сидим в Правдинске на станции, подходит мужчина. Узнав, куда нам надо, предложил подвезти, но не до Чкаловска, а только до Крестов (перекресток дорог у д. Медниково). Собралось нас человек 5-6. В бортовой машине, в открытом кузове, доехали до Крестов. А дальше как? С нами напросилась еще бухгалтер фабрики Татьяна. В ближней деревне выпросили старенькие санки и пошли. Я тяну санки, директор палкой подпирает — помогает. Так добрались до Кореево, там уже начинали строить завод (ЗУЛ). Рабочие увидели этот "поезд" и стали подшучивать над нами. Много разных случаев было. Но раз надо, значит, надо делать. Никогда не отступал перед трудностями.

- А как Вы с супругой познакомились?

- А мы с Анастасией года четыре работали рядом, года три дружили, — отмечает Николай Дмитриевич. — В 53-м году поженились, потом родился сын Сергей. Сын впоследствии 9 лет работал директором нашей типографии.

51 год прожили супруги в согласии и уважении. Достойно воспитали сына, дождались внуков и даже правнуков.

Судя по воспоминаниям ветерана, Николай Дмитриевич всегда был ответственным, оптимистичным человеком. Строго оценивал себя и свои возможности. Но пройти мимо какого-либо безобразия не мог. "К примеру, — рассказывает он, — иду на работу, вода течет по улице: водопровод прорвало. Захожу по дороге в горсовет. Председателем тогда была Нина Андреевна Лебедева. Сообщаю ей об аварии и прошу, чтобы меры приняли. Потом они вместе с Юрием Павловичем Петровым (а он в редакции был заместителем редактора и парторгом) хотели мою кандидатуру предложить в депутаты Совета. И в партию предлагали вступить. Но я отказывался: неграмотный я, образования у меня не хватает (смеется)". Этот скромный, умный человек 18 лет был уличкомом (председателем уличного комитета), следил за порядком и чистотой на улице, решал разные соседские дела.

На мой конечный вопрос, как вы оцениваете свою жизнь, вздыхая, отвечает: "Легкой жизнь не была,.. (опять вздыхает) но не тяжелой. Хотя с семи лет без матери. Голодная — в годы войны, но выжили. 4 операции перенес под наркозом. А говорят, что наркоз уносит с собой несколько лет жизни". И озорно рассмеявшись, добавляет: "Жил небогато: 90 лет — богатства нет! Но нужды не было. Мой девиз: трудиться, трудиться, трудиться. и, как говорит Лео Бокерия, вся жизнь должна быть в движении. Всегда любил и огород, и рыбалку, и лес. И пироги умею печь. У жены руки болели, полиартрит. "Если пирогов хочешь, — сказала она, — учись". Научился. К своему 90-летию икру приготовил из собственноручно собранных грибочков.

Вот и домик сам построил, когда стали готовить место под водохранилище и пришлось переехать из Подлужья. А было мне тогда 22 года. И Анастасию сюда привел".

"Здоровья мало. Бодрости не хватает, так он жалуется иногда, — вступает в разговор Галина. — Нам бы так — в 90!"

Уважаемый Николай Дмитриевич!

Сердечно поздравляем Вас с юбилеем, профессиональным праздником и желаем Вам

и Вашим близким здоровья, счастья и исполнения желаний!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

16