Меню
16+

«Знамя». Газета городского округа город Чкаловск Нижегородской области

01.04.2015 11:24 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 32 от 28.03.2015 г.

Новый руководитель - новые надежды

Автор: Е. Кутейникова

Развитие нашего района, его будущее напрямую связано с положением дел на предприятиях города. Так сложилось, что именно вокруг завода им. Ульянова (Ленина), ныне ОАО «Чкаловская судоверфь», рос и развивался Чкаловск. В своей летописи завод имеет множество славных и трудных страниц. Чкаловцы всегда с особым вниманием относятся к жизни завода, вместе с заводчанами радуются его успехам и переживают неудачи.
В декабре 2014 г. генеральным директором предприятия назначен С.М. Коновалов — человек в судостроении известный, ранее возглавлявший Борский «Завод Нижегородский теплоход». Энергичный, грамотный, не пасующий перед трудностями руководитель, кажется, четко понимает, как нужно действовать в кризисные времена, которые, к несчастью, сильно ударили по судостроению.
У нового генерального директора нелегкая задача — не просто справиться с имеющимися трудностями, но вывести предприятие на иной уровень, вернуть ему квалификацию судостроительного завода.

- Сергей Михайлович, Вы человек в Чкаловске новый. Для начала расскажите, пожалуйста, нашим читателям о себе, своих корнях, университетах.
- Это удивительно, но получается, что все мои родственники были судостроителями или имели отношение к судостроению. Родился и рос я в семейном общежитии Водного института, так как на момент моего рождения отец и мать были студентами этого учебного заведения. Дед и бабушка работали на Гороховецком судостроительном заводе. Дядя занимался достройкой и испытанием кораблей. Младший брат тоже окончил Водный институт и работает в тематике, близкой к судостроению, делает судовые энергетические установки.
В судостроение я попал около 10 лет назад. Работал в компании «Морские нефтегазовые проекты» начальником главного контрольно-ревизионного управления. Проверял судостроительные заводы, которые находятся на Волге.
Потом пошел работать финансовым директором на завод им. III Интернационала в Астрахани, а  через два года получил предложение возглавить «Завод Нижегородский теплоход» в г.  Бор. Предложение было спорное, потому что на тот момент у меня был небольшой перерыв в судостроительной работе, и я занялся финансированием строительства четвертого энергоблока Калининской атомной станции. Осознавая всю сложность судостроения и понимая ситуацию, которая существовала на предприятии на тот момент, я все-таки решился.
Это был июнь. Практически сразу мы попали в кризис 2008 года. В тот момент завод занимался строительством корпусов сухогрузов для голландского заказчика. Проблемы, которые начались в Европе в судостроении, сказались на нас моментально. Заказчик отказался от продолжения серии контрактов, более того, аннулировал последний подписанный контракт на судно, для строительства которого мы уже закупили тысячу тонн железа. Пришлось мобилизовать все ресурсы. Начался длительный процесс договоренностей с банками. Все мои кредиты и залоги были заведены в Нижегородпромстройбанк, и вышло так, что все активы оказались арестованы. Мне пришлось пойти на радикальный шаг. Я написал письмо губернатору, договорился с Главным управлением Центробанка. Мне повезло, что на тот момент начальником Главного управления ЦБ был С.Ф. Спицын, бывший председатель профкома завода «Нижегородский теплоход». Он помог решить ситуацию с проблемными кредитами. Потом, правда, я узнал, что все мои активы переведены в агентство по страхованию вкладов. Но опять посчастливилось договориться, реструктурировать всю нашу задолженность и достроить суда, над которыми мы тогда начали работать.
На тот момент единственным шансом выжить для завода было получение госконтракта на строительство водолазного катера. Это был риск, потому что «Завод Нижегородский теплоход», известный в свое время производитель плавучих кранов, со времен своего основания практически не строил полнокомплектные самоходные суда. Мы понимали, что не совсем компетентны в строительстве, но другого варианта у нас не было. Первое настоящее судно — буксир для компании «Норильский никель» — было сдано только в сентябре 2009 года. В итоге мы получили еще заказ на два водолазных катера, они были небольшими по размерам, но очень насыщенными по оборудованию. Сдали их, получили заказ еще на два судна, потом еще на шесть. А потом мне удалось подписать с Министерством обороны госконтракт на 16 катеров в военном исполнении на сумму более 4 млрд. рублей. Всего за 6 лет работы на Борском заводе нами было построено более 30 судов, обороты за это время выросли с 250 млн. рублей до 1,5 млрд. Параллельно мы восстанавливали из руин завод, подбирали кадры, учили людей, делали серьезные инвестиционные программы, полностью отремонтировали цеха.
За это время получили два штандарта губернатора Нижегородской области, Благодарность Председателя Совета Федерации, множество грамот, дипломов и благодарностей различного уровня.  
- Почему же Вы покинули свой пост?
- В 2014 году произошла смена акционеров. Мне «торжественно» было предложено уйти. Это произошло в мае прошлого года.
- Но какова причина? Для Вас это стало неожиданностью?
- Полнейшей. За полчаса до оглашения такого решения мы улыбались друг другу и делились планами на будущее. Анализируя произошедшее, я склонен думать, что просто проявлял слишком большую самостоятельность.
- В декабре 2014 года Вы возглавили ОАО «Чкаловская судоверфь». Каким Вы приняли завод? Как оцениваете положение дел на предприятии?
- Анализируя историю завода, считаю, что ему не повезло. Завод практически растащили. На данный момент на предприятии «дыра» порядка 80 млн. рублей, большие долги по налогам. Сегодня, может быть, отключат газ, завтра — свет. Но мы в любом случае эти проблемы решим, потому что самое главное — у нас есть заказ.
Мы договорились с акционерами, что контракт на строительство большого причала для атомных подводных лодок, который отобрали в прошлом году, возвращается на завод в еще большем объеме.
Мы развиваем судоремонт. Слип потихонечку оживает, что не может не радовать. Этот аспект деятельности завода был практически выброшен. Когда в декабре начали судоремонт, обнаружили, что станки не работают, специалистов нет. Но есть 1,5 тыс. тонн переработки металла. Даже на этой «кости» можно протянуть год. А дальше, может быть, изменится ситуация в экономике. Все получится. На Бору и в Астрахани получилось же. Когда я пришел на Астраханский завод в 2005 году, там вообще было 130 млн. убытков. Но мы смогли преодолеть эти сложности.
И в Чкаловске я не вижу причины не справиться. Люди здесь замечательные. Есть поддержка акционеров.
- Очевидно, что в наше непростое время, когда экономика переживает кризисные явления, говорить о перспективах сложно. Но все же какое будущее Вы видите у предприятия?
- Ключевая задача – качественно и в срок выполнить те судоремонтные заказы, которые есть сейчас. В самое ближайшее время необходимо вернуть заводу квалификацию судоремонта, которая практически потеряна. ОАО «Чкаловская судоверфь» имеет большую причальную стенку, большое количество мощностей, на которых можно успешно заниматься судоремонтом. Несмотря на то что судоремонт занимает 20% в объеме производства, тем не менее он всегда выгоднее, чем корпусное судостроение. А полнокомплектное судостроение в обычных нормальных условиях выгоднее, чем судоремонт. Но на данный момент мы констатируем факт, что планы по развитию полного комплекта мы пока приостанавливаем.
У завода существует наработанная хорошая компетенция по строительству причалов и прочей продукции. Поэтому делаю ставку на местные кадры. Из Нижнего Новгорода я пригласил только главного строителя по судоремонту. В прошлом году в результате различных пертурбаций завод потерял достаточно большое количество работников. Я прилагаю все силы, чтобы вернуть их обратно.
Непонятно, что ждет нас впереди. Отсутствует возможность планировать и прогнозировать. Но на данный момент та тематика, которой занимается завод, наиболее устойчива к валютным рискам.
- 5 апреля в нашем районе состоится референдум, где свое мнение по вопросу преобразования территорий района в единый городской округ выскажут жители района. И равнодушных здесь нет: от правильного решения зависит не просто форма административного управления районом, но и качество нашей дальнейшей жизни. Каково Ваше отношение к этому вопросу?
- Я все это уже проходил, работая в городском округе г. Бор. Поначалу был скепсис. Но потом жизнь показала, что консолидация бюджета, концентрация усилий и уменьшение количества чиновников – это правильно.
Моя политическая карьера и причастность к движениям и партиям остановилась на пионерах. Но я прекрасно осознаю: чтобы что-то получилось, необходимо работать в общей связке. Чтобы работать эффективнее, необходимо объединять усилия, финансы, потенциал. На Бору есть площадь Победы, там все построено усилиями разных людей, разных предприятий. Мы тоже сделали там рубку подводной лодки С-101 – легендарной машины, на такой же в годы ВОв служил Александр Маринеско.  В России подобных макетов установлено пока лишь два: на Поклонной горе в Москве и у стен Нижегородского кремля. Третья — на Бору. Мы построили четыре моста через малые реки Борского района. Постоянно помогали детскому дому. Все праздники я проводил с детьми, в Новый год, например, наряжался в Деда Мороза и исполнял мечты ребят.
Я прекрасно осознавал, что возглавляю предприятие, которое должно стать социально значимым. И подобную работу намереваюсь продолжать и в Чкаловске.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

397