Меню
16+

«Знамя». Газета городского округа город Чкаловск Нижегородской области

18.02.2015 13:52 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 17 от 17.02.2015 г.

Секрет долголетия

Автор: В. Большакова

А.А. Гетьман вручено письмо от Президента России В.В. Путина и памятный
подарок от министерства социальной
политики Нижегородской области.

4 февраля этого года исполнилось 100 лет Агафье Алексеевне Гетьман. Так  совпало, что традиционное чествование долгожительницы пришлось на чкаловскую неделю. С вековым юбилеем её поздравила администрация района на торжественной церемонии «Я — чкаловец» в РДКС.

100 лет — целый век: уму непостижимо! «Как можно прожить такую долгую жизнь?» — часто задают себе люди вопрос. И на протяжении всей истории человечества ищут «эликсир молодости». И не находят по сию пору. Но, по разным данным, во многих точках планеты живут люди, перешагнувшие столетний рубеж. Значит, есть секрет долголетия?! И эти люди владеют им? Наверное.
Ну а теперь вернёмся к нашей героине. В начале февраля 1915 года на небольшом хуторе недалеко от села Киселёвки (Киселiвки) Черниговской области в многодетной крестьянской семье появилась на свет девочка Агаша. Предпоследний ребёнок среди 11 детей. Жили тогда крестьяне, как водится, патриархально, все вместе: дедушка, бабушка, родители, восемь сестёр и три брата.

Хутор. Пять белоснежных оштукатуренных домиков привольно раскинулись на плодородной украинской земле. Каждое жилище окружено несколькими гектарами земли, потому что вели натуральное хозяйство: держали скотину, сеяли зерновые, выращивали овощи, разводили сады. Большая семья не бедствовала: от мала до велика все трудились. Два года было девочке, когда грянула революция 1917 года. А там подоспели 20-е годы и началась коллективизация. Жизнь семьи сильно изменилась.
- У нас тогда отобрали скотину, отвели её  на общий двор, — вспоминает Агафья Алексеевна. — Мы плакали все. Как жить-то будем?  Да ещё с хутора нас согнали в село Киселёвку. Колхоз организовали. Пришлось обустраиваться с нуля. Ох и трудно было! Ведь восемь девок да двух стариков прокормить надо. Но отец у нас был мастером на все руки. Шкуры овечьи, телячьи выделывал и шил сапоги, одежду. К усадьбе прирезали нам земли, правда, только полгектара. Работали в колхозе да стали огородничеством заниматься. В школу я, к огорчению моему,  походила всего-то один годок. Но быстро выучилась читать и писать. И рисовала хорошо. Очень меня учительница хвалила. И даже за мои рисунки дали мне красный материал, а сестра мне кофточку сшила. Но надо было помогать старшим в хозяйстве, и я бросила ученье.
Лет 16 мне было, когда меня поставили заведовать детским садиком, продукты закупать. Писала и считала хорошо. Не помню почему, но не сложилось, и я поехала в Запорожье «батрачить» на винограднике. А когда возвращалась домой с заработков, познакомилась с парнем из Брянска. Как-то случилось так, что быстро вышла за него замуж. Павел только что окончил горное училище, и его послали работать в город Джетыгора (Семигорье) Кустанайской области (авт. — сейчас Казахстан). Там мы оба работали на шахте. Он шахтёром, а я уголь перебирала на конвейере. Страшно было под землю спускаться на 150 м вглубь. Зимы холодные, ветреные, долгие. А лето сухое, жаркое. Нехороший климат. Но человек ко всему привыкает. В Джетыгоре у меня и сынок с дочкой родились.
А потом началась война. Нужен был уголь для страны. И нас перевели на другую шахту, в город Еманжелинск Челябинской области. Там у меня и вторая дочка родилась – Наденька. С ней я сейчас и живу. Вот уже 20 лет, как она меня привезла с Украины.
Агафья Алексеевна глубоко задумывается, а мы с Надеждой Павловной тихонько продолжаем разговор: «Мама мне рассказывала, что я ещё грудная была, когда папу завалило в шахте – обвал. 1 мая это было. Его откопали, но не спасли. А тут ещё обокрали нашу квартиру. Все вынесли. Правда, кое-что милиция нашла уже на базаре: воры продавали. Что делать? Собрала мама нас троих, взяла кое-какие вещи, связала в узел, и мы поехали к отцу на родину. Мне тогда было три месяца. Ехали в товарных вагонах с углём и лесом. Украдкой, без билетов. Когда контролёры проверяли, мама мне рот ладошкой закрывала, чтоб я не плакала. Но люди добрые в дороге нам помогали: прятали, едой делились. Разве мы добрались бы до Брянска без денег?! В 1952 году переехали мы к дедушке, в Киселёвку. Кругом развалины. Жили в землянке, у него в саду».

Очнувшись от дум, Агафья Алексеевна смотрит на нас ясными глазами, спрашивает: «О чём это мы говорили?» И снова потекли воспоминания. Осталась семья на Черниговской земле. Привычная ко всякому труду, Агафья Алексеевна работала на колхозных полях, на ферме. Потихоньку обрастали хозяйством. Но вот беда – заболела и умерла старшая дочка. Сцепила крепко зубы: надо поднимать сына и младшую. Тяжело одной. Верила, что всё образуется: она ещё будет счастлива. И хороший человек нашёлся, фронтовик. Полюбил её, певунью и плясунью, душевного человека. Да и как не полюбить было эти синие улыбчивые глаза, стройную, быструю, как метеор, молодую женщину. Высокий, статный, заботливый. Думала, опорой ей станет на всю жизнь. Но случилось иначе. Проклятая война дала о себе знать: заболели ноги у солдата. Весь израненный, он потом совсем обезножил. Восемь лет ухаживала за инвалидом войны маленькая стойкая женщина. Таскала его на себе, мыла, кормила. Похоронила его да больше уже не пытала судьбу. Жила одна, скромно, занималась хозяйством, домом, помогала детям.
Сын Александр после армии остался в Кинешме, женился, выучился. Порадовал внуками. (К сожалению, лет шесть назад сына в одночасье не стало.) Дочь Надежда после школы приехала к брату в гости и тоже осталась там. Окончила она медицинское училище, стала фельдшером и по распределению попала в Пучежский район. Вышла замуж за водника. Как только дали им квартиру, молодые переехали в Чкаловск. Работала Надежда в водной больнице медсестрой в хирургии. 46 лет отдала медицине. Но всегда у неё болела душа за маму: как там она одна?
Надежда Павловна часто навещала мать. Проще это было при советской власти. Но мама всё отказывалась ехать в чужие края: пока справлялась со всем сама. И себя обслуживала, и огородик обрабатывала, курочек держала. Но дочь настояла, и вот в 80 лет переехала Агафья Алексеевна в Чкаловск. Говорит, что привыкла. Ведь рядом дочка, внучка и правнучка навещают, люди хорошие ей понравились. «Хорошие они, девочки мои, очень! — произносит она. — И Наташенька, и Оксаночка».
С нетерпением ждут мать и дочь весну: обе заядлые садоводы-огородницы. Каждый год всё лето живут они на даче. Поблёскивая острым взглядом,  Агафья Алексеевна негромко говорит мне: «Не разрешает мне дочка ничего делать, а я сяду на скамеечку к кустику да тихонечко, по ягодке и наберу корзиночку крыжовника. Почти наощупь: видеть стала хуже. Но телевизор смотрю. А ещё люблю, когда дочка на гармони играет. У меня и сын на нескольких инструментах играл. И никто его не учил – сам! Сыграй, сыграй нам, — просит Агафья Алексеевна дочку. — Скорей бы весна. Приходите к нам в сад. Там цветы, ягоды и — воля. А Надя поиграет нам и там».
Николай, муж Надежды приносит аккордеон. Откинувшись на спинку дивана и прикрыв глаза, мать задумчиво слушает напевную мелодию. Сколько событий прошло на её веку! Революция, коллективизация, война, послевоенная разруха, перестройка – все пережила Агафья Алексеевна. И ждёт весны.
 Вот вам и секрет долголетия: труд, оптимистический настрой, любовь к людям, к жизни.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

239