Меню
16+

«Знамя». Газета городского округа город Чкаловск Нижегородской области

17.03.2020 10:31 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 18 от 17.03.2020 г.

Детство со вкусом горечи Из воспоминаний Тамары Ананьевны Луковцевой

Автор: Екатерина Кирикова, фото из архива Т.А. Луковцевой
Корреспондент.

Дети войны, 2 класс, и учителя — А.Н. Фигин, А.А. Назарова.

Детство — волшебный беззаботный мир с куклами, машинками, игрой в мяч с друзьями, это свобода, когда нет особых обязанностей и проблем. У советских детей, свидетелей Великой Отечественной войны, было совсем другое детство.

Тамара Луковцева, 3 класс

Тамара Ананьевна Луковцева знакома многим чкаловцам — активная, жизнерадостная, энергичная. Ветеран Отечественной войны (труженик тыла), ветеран педагогического труда, имеет множество знаков отличия и медалей. После выхода на заслуженный отдых Тамара Ананьевна — активный член совета ветеранов округа, часто проводит встречи со школьниками и студентами, рассказывая им о военном детстве. Зачем? Чтобы знали, помнили и сегодня ценили то, что имеют.

"Тот самый длинный день в году…нам выдал общую беду" (К. Симонов)

- В начале войны мне было девять лет. Я только что окончила 1 класс, в то время в школу брали с восьми лет. Было самое начало летних каникул, первых в нашей жизни.

22 июня 1941 года в воскресный жаркий, солнечный день родителей дома не было, они занимались огородными работами на участке, который находился на Нижнем острове. Любимыми овощными культурами были капуста, калига (брюква), помидоры — они были хорошим подспорьем для семей всегда, особенно в войну. Там же заготавливалось сено для скота.

А детвора, я в их числе, была на массовом гулянии. Толпы народа прогуливались по ипподрому и аэродрому. Нам было весело, звучала музыка.

Когда я пришла домой, родители тоже уже вернулись, сразу стало понятно, что они чем-то обеспокоены. Отец с тревогой сообщил, что началась война…

Наша семья жила по адресу: Рабочий посёлок, д. 22 (сейчас это ул. Ленина). Комнату получил отец в 1938 году. Всего в доме было 8 квартир, в каждой жило по две семьи. В первые дни после начала войны была объявлена мобилизация и многие соседи-мужчины и молодые парни отправились на фронт. Провожая, мы не думали, что больше их не увидим. Погибли все…

Отец Ананий Кузьмич был высококвалифицированным слесарем. На фронт он не попал, так как летом 1941 года был отправлен в командировку в Дзержинск на химический завод на три месяца. Но рабочая поездка продлилась до 1947 года. Получилось так, что в 1944 году из Дзержинска он был перенаправлен в азербайджанский город Нефтечала. Работа с химикатами очень подорвала здоровье, вернулся он глубоко больным человеком. После войны отец был награждён медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг." В 1950 году папы не стало… Бабушек и дедушек рядом не было, они жили далеко за пределами Чкаловска, поэтому все тяготы военной жизни мы переносили вдвоём с мамой.

Что еще вспоминается, так это объявление о светомаскировке: все жители посёлка в тёмное время суток должны были обязательно завешивать окна, чтобы не было видно света ламп, на улицах не горели фонари. За этим строго следил дежурный патруль. Враг рвался к Москве, город Горький стал прифронтовым, и в любой момент на нас могли упасть снаряды, поэтому в каждом доме стояли ящики с песком, чтобы засыпать упавшие бомбы. Хорошо, что эта участь миновала чкаловцев.

"В классе очень холодно, на перо дышу, опускаю голову и пишу, пишу…" (Л. Миланич)

Мама Зинаида Ивановна в военные годы работала швеёй в надомном цехе Чкаловского рай-промкомбината: шила кальсоны, рубашки для армии и госпиталей. Работала не разгибая спины, так было в каждой семье: отцы, старшие братья — на фронте, матери, подростки — на работе, те, кто помладше, — предоставлены сами себе.

Училась я хорошо, до 7 класса была отличницей. Уроки проходили в несколько смен, последняя третья начиналась в 15 часов, домой возвращались затемно, но было не страшно, так как всегда ходили дружной толпой. В третьем классе, учась в школе, которая находилась на Базаре (сейчас это место под водой Горьковского моря), чтобы скоротать время, да и просто ради забавы, зимой съезжали с горы от улицы Халтурина на портфеле.

В классе учеников было по 40 и более человек, за партами сидели втроём. Не хватало тетрадей, мастерили их своими силами, если удавалось приобрести на рынке огромные листы бумаги. Но чаще писали на чистых страницах сельскохозяйственных, политических брошюр, которые в то время можно было свободно купить. Писали железным пером, чернила продавались в порошке, их разводили водой. Нужно было очень постараться, чтобы аккуратно, без клякс сделать письменное задание в классе и дома. Чернильницу носили в специальном мешочке, а для очистки пера сами шили из кусочков ткани перочистки с пуговкой посередине.

Школьной формы не было, с одеждой, а особенно с обувью, было туго. Мама сама сшила мне сапоги-чуни из ватного материала, на которые я надевала калоши, чтобы не намочить ноги. Во многих семьях ходили в школу по очереди: одна пара обуви была на несколько детей.

Учебников было мало, покупали их друг у друга, пользовались ими тоже по очереди. А как иначе, если, например, у нас было 2-3 книги "История Древнего мира" на 40 человек?

"А вам хотелось бегать и смеяться…но с детством рано довелось расстаться, за день пришлось на годы старше стать" (Л. Корнеева)

Чем занято свободное время современных детей? Телевизор, телефон, компьютер… Дети 30-40-х даже в самых смелых мечтах не могли себе такого представить.

Летом приходилось работать в колхозе и дома по хозяйству. Всё свободное время мы проводили на улице. Какое же детство без игр? Играли в классики, прятки, "чижика". Летом купались на Волге, бегали в катунские луга собирать дикий лук, чеснок, щавель, иногда мама отпускала в лес за ягодами.

Много читали. Любимая книга детства — "Гулливер" Д. Свифта. Библиотеку посещали все без исключения.

В клубе Я. Петрова шли советские фильмы: "Джульбарс" (режиссёр В. Шнейдеров), "Профессор Мамлок" (режиссёры А. Минкин и Г. Раппапорт), "Веселые ребята" (режиссёр Г. Александров).

Радио было не во всех семьях, у радиоузла висел громкоговоритель. Несмотря на то что передач было немного, около рупора всегда собиралась толпа слушателей. Радио оповещало, сигнализировало, руководило, объединяло людей, его не выключали даже ночью. В войну особенно ждали сообщений о положении на фронте.

Праздники отмечали скромно. С днём рождения поздравляли на словах, мама могла испечь пирог из картошки с капустной, морковной, грибной начинкой, это больше походило на запеканку. У других и этого не было. Сладости нам заменяли вяленые овощи: сахарная свекла, морковь.

К Новому году готовились заранее: сами ходили в лес за ёлкой, украшали её самодельными игрушками из ваты, старых фантиков, клеили бумажные гирлянды и цепи. Застолий в новогоднюю ночь не устраивали. Но в Доме культуры с 1943 года традиционно проходили праздничные представления, которые мы готовили сами. В 3 классе я выступала в роли младшего Мороза и навсегда запомнила слова роли: "Фашист молчал, дрожал, как пёс, под новогодней ёлкой!"

Мы принимали участие в политических праздниках: 1 Мая и 7 ноября. В эти дни устраивались демонстрации, каждый класс школы готовил своё оформление колонны, проводились праздничные митинги, а детям обязательно дарили небольшой, сшитый из газеты, пакетик со сладостями.

Чем дольше длилась война, тем труднее становилось с пропитанием. В магазинах хлеб выдавался по карточкам, детям полагался кусочек весом в 300 граммов, его хотелось съесть сразу. Он очень отличался от того, что мы едим сейчас: тяжелый, плотный, так как в его составе были картофель, овес и другие примеси. Нам выдавали в школе по полторы буханки на класс, очень ценилась горбушка, так как ее можно было дольше есть. Спасали скотина и огород. Многие держали поросят, коров, кур. У нас с мамой была коза Туська.

Жилось сложно, но никто не жаловался, потому что знали: это необходимо для Победы. А вести приходили нерадостные, многие получали похоронки и сообщения "Пропал без вести".

"Всё отдавали фронту для Победы, тыл только крохи оставлял себе…" (А. Болутенко)

Мы, дети войны, как-то сразу повзрослевшие, помогали фронту, как могли: школьники собирали колоски на ржаном поле, летом пололи лён, морковь, свёклу на полях, осенью выкапывали картошку, бывало, даже из-под снега. Все сельхозработы осуществлялись силами женщин, стариков, подростков: вся техника, лошади отправлялись на фронт, приходилось использовать быков. Весной выгружали дрова, которые доставляли по Санахте, и везли их на санках в школу.

Собирали посылки для солдат: теплые шерстяные носки, варежки, носовые платки, шили кисеты для табака. Писали письма, в которых подбадривали фронтовиков, рассказывали им о своей жизни. В Чкаловске было два госпиталя: в Доме культуры и в школе №4. Мы ходили туда с концертами для раненых: хором исполняли популярные тогда песни "Три танкиста", "Священная война", "До свиданья, города и хаты", читали стихи, разыгрывали сценки. Нам было удивительно то, что мы развлекаем солдат, а у них по щекам текут слезы. Это уже потом, с годами стало понятно, что это были слезы умиления — раненые, глядя на нас, вспоминали свои семьи, детей, жён и не знали, увидят ли их снова.

"Задохнулись канонады, в мире тишина, на большой Земле однажды кончилась война" (Р. Рождественский)

В 1945 году я была пятиклассницей. Наступила весна, и все уже понимали, что скоро враг будет повержен. В нашей квартире было радио, об окончании войны объявили в ночь с 8 на 9 мая. О Победе мне сообщила мама. Утреннее небо было пасмурным, хмурым, но на душе было светло и радостно, потому что впереди была новая жизнь — без войны. Даже не верилось, что больше не будет голода, не надо с тревогой ожидать плохих известий, мальчишек не будут забирать на фронт. И в то же время было очень грустно от осознания того, сколько горя и слёз принесла людям беспощадная война.

Всё рассказать невозможно, пережито много, что-то уже ушло из памяти бесследно, но всю жизнь картины войны со мной.

В словах Тамары Ананьевны можно было уловить все оттенки грусти, когда она нежно и трепетно показывала чудом сохранившийся набор посудки, которой она играла в детстве, черно-белые фотографии школьных подруг, письма-треугольнички, мешочек для чернильницы и пёрышки для ручки. Чувствовалось, что она тщательно подбирала слова, чтобы я восприняла ее рассказ не как "предания старины глубокой", не как страшную сказку с победным концом, а как реальность, в которой в те суровые годы жили и взрослые, и дети.

Хочется выразить огромную благодарность целому поколению, которое сегодня называют "дети войны", испытавшему на себе горечь утраты родных и близких, голод, лишения, но сохранившему веру в победу, надежду на лучшую жизнь, любовь к Родине.

У каждого из них — своя история, свои горькие воспоминания из детства, которые наложили отпечаток на всю их дальнейшую мирную жизнь.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

29